Норма переоценена: почему перезапуск «Утиных историй» - это праздник

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

Норма переоценена: почему перезапуск «Утиных историй» - это праздник

На телеканале Disney аккурат к 30-летию мультсериала «Утиные истории» устроили эффектный перезапуск шоу - в соответствии с духом времени как в поле современной анимации, так и в окружающем мире. Мы решили разобраться, почему (очередная) идея переснять некогда популярное шоу на самом деле удачна и уместна.

Норма переоценена: почему перезапуск «Утиных историй» - это праздник

Тихий городок Даксбург. Усталый селезень в костюме морячка Дональд Дак (Тони Ансельмо, озвучивавший его и тридцать лет назад) живет на личном потертом баркасе и печется о трёх племянниках Хьюи, Дьюи и Луи (комики Дэнни Пуди, Бен Шварц и Бобби Мойнахан), известных российскому зрителю начала 90-х под именами Билли, Вилли и Дилли. Чтобы свести концы с концами, Даку приходится пойти на биржу труда, а груз заботы о тройняшках падает на самого богатого селезня в мире, Скруджа Макдака (Дэвид Теннант), по совместительству - дядю (!) Дональда. Скрудж же известен не только предпринимательской жилкой и прижимистостью, но и страстью к приключениям, по мотивам которых можно было бы написать ни одну линейку бестселлеров.

Новые «Утиные истории» с первых минут демонстрируют умное переосмысление предшественника - строго говоря, грубоватого, слишком поучительного и состоявшего из неприятных клише. Тридцать лет назад психологические различия между Хьюи, Дьюи и Луи ограничивались цветом маек и кепок, а Скрудж отыгрывал диккенсовского капиталиста, способного ограбить даже нищего (с такой сцены шоу 1987-го и начиналось). Приключения некоторые углы характеров сглаживали, но по нынешним меркам старые «Утиные истории» выглядят как минимум схематично и грубо, как максимум - некорректно и дико.

Норма переоценена: почему перезапуск «Утиных историй» - это праздник

Создатели шоу Фрэнк Агонес и Мэтт Янберг, формально оставив все маркеры DuckTales, попросту разобрали вселенную мультсериала на части, все почистили и собрали заново. Теперь Луи носит зеленую толстовку и ленится как каждый третий подросток, Скрудж - что-то среднее между Цукербергом и капитаном Немо, а Уэбби “Поночка” Вандеркряк (Кейт Микуччи) - не розовая девчушка, выведенная из одной пробирки с Барби, а слабо социально адаптированная уточка с большими познаниями в области единоборств и истории клана Макдак. Дворецкого от греха подальше и вовсе убрали - кажется, из поп-культурных икон он остался только у Бэтмена.

Переосмысление образа Скруджа привело и к важному смещению акцентов: если под занавес XX века далекое сокровище еще звучало как экономически сообразный повод оторвать утиный хвост от дивана и отправиться за очередным блестящим пятаком, то тридцать лет спустя, при наступившей глобализации, в этом нет необходимости. Так Агонес и Янгберг фиксируют очевидную идею, что приключения давно превратились в самоцель (без всяких финансово выгодных оправданий). В этом смысле «Утиные истории» не скрывают эскапистский заряд: Скрудж обнаруживает во внучатых племянниках родственные души ровно потому, что в них бурлит тот же дух авантюризма, что и в нем (а в Дональде Даке, некогда соратнике дяди по приключениям, начинает побеждать обыватель).

Норма переоценена: почему перезапуск «Утиных историй» - это праздник

Пропаганда путешествий разного рода и является одним из ключевых достоинств новых «Утиных историй», лихо начавших с полетов на драконе и опасных головоломок Атлантиды. Совместные переживания в условиях, приближенных к невероятным, не просто стали отличительной чертой телевизионной анимации XXI века, но достигли небывалых психологических высот (или глубин). Впрочем, DuckTales - это не жесткий и изобретательный сай-фай про семейные отношения, типа «Рика и Морти», и не напичканное отсылками прощание с детством, вроде «Гравити фолз», выходившего тоже на канале Disney. Это образцово детский мультсериал про интерес к миру вокруг, где под приключениями подразумеваются не только залы Атлантиды, но и стеллажи библиотеки, и история семьи, и сцены из обыденной жизни.

«Утиные истории» не обходятся без морали, но она по-хорошему небанальная и гибкая, как во «Времени приключений»: например, в третьей серии сообщается, что «нормальность переоценена». Не удивительно, что эта внимательная к другим и здравая сама по себе формулировка родилась в сериале, который подарил живые характеры некогда плакатным персонажам. Главное приключение всегда случается внутри человека.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс