Трагедия ОВД "Пятницкий"

Кино-Театр.РУ

Обзор сериалов

Трагедия ОВД "Пятницкий"

Как маниакальная поклонница образа подпола Карпова начну все с того же…
Год назад на занятии по литературе мы рассуждали на тему выбора сюжета. Я тогда сказала, что великие писатели никогда не описывают то, что творится на улице изо дня в день у них перед глазами. Так поступают лишь акыны: «Один верблюд идет, второй верблюд идет…» Великие художники тщательно отбирают сюжеты. Причем очень часто руководствуются нетипичным, в котором видят типичное для эпохи. Меня тогда спросили, а какой бы сюжет, будучи нетипичным, то есть не рядовым, мог бы стать типичным в наше время. Вопрос был неожиданным, но размышлять пришлось не более секунды, потому что ответ напрашивался сам собой – история майора Евсюкова. Почему? Ведь не каждый же день начальник ОВД округа выходит на улицы своей территории и расстреливает своих сограждан. Не каждый, но это показатель только нашей эпохи и никакой другой. Потому что это не аномалия, а социальное явление, имеющее свои первопричины. Это запущенная общественная болезнь.
Уже не год, а пару месяцев назад мне подумалось: я бы закончила этот сериал Евсюковым, а у авторов хватит пороху и изобретательности? Хватило. Авторы сериала – очень талантливые драматурги, а сериал «Глухарь» – незаурядное произведение искусства, несмотря на многочисленные оговорки и недостатки. С этими недостатками можно мириться ради одного – того, что этот фильм заставляет думать. Это не просто явление искусства, это – знак времени.

И все же. То, что произошло в финале, потрясло даже меня, хоть я втайне и ожидала этого. Потрясло, но не обрадовало. Очевидно, из-за слишком серьезного отношения к происходящему. Игра авторов затянула, приворожила. Но мне ведь и раньше доводилось признавать: на этот сериал подсаживаешься как на иглу, и начинаешь видеть в нем живых людей, а не образы.
Мне действительно нравился Карпов, и мне его жаль. Я не являюсь поклонницей артиста Владислава Котлярского, хотя – повторю еще раз – это превосходный артист. Не являюсь я и поклонницей брутального насилия, и меня вполне нормально коробит от рек крови, которые проливает подполковник, орудуя садовыми ножницами, бейсбольной битой и просто кулаком. Но этот герой, со всеми его внутренними сложностями и наворотами, написан превосходно, а кроме того – он исключительно умен.
Ум – то, что всегда вызывало у меня уважение, а в наше время ум и вовсе превратился в дефицитный товар. Кругом ходят по экрану «менты» и «морские дьяволы». Глуповатые и недалекие, или накачанные, круглоголовые, прямые, несгибаемые, положительные, мускулистые. Героини фильмов и сериалов радостно кидаются на эту культуристскую мышечную массу, а мне скучно. Я и сериал «Морские дьяволы» смотрю время от времени лишь ради полковника Пригова (Игорь Григорьев), потому что он рассудителен, умен и загадочен. Но это герой эпизодический, с изрядной долей комизма: морской десант над ним все время подтрунивает как над «ботаником», которому не достает крутизны. Вот поэтому сериал «Морские дьяволы» и не может затянуть.
У Карпова, героя далеко не эпизодического, ум гроссмейстера, и таким его создали авторы сериала и актер Котлярский. Он просчитывает все ситуации, играет на всех досках одновременно и ухитряется, между прочим, многим помочь. Мы забыли, что ли, как он разрулил ситуацию с Денисом, работавшим под прикрытием? Или мы забыли, что именно ночная слежка Карпова и сделанные им фотографии сыграли ключевую роль в разоблачении банды Морозова?
Мы-то не забыли, но забыли герои сериала. Им было удобно то и дело стыдливо бросать себе под нос: «Спасибо, Стас» и при этом закрывать глаза на такие «мелочи», как убитый гопник, закопанный в лесопарке, как пропавший без вести зять Карпова – наркодилер Чикилин, как расстрелянная компания угонщиков… Перечислять можно бесконечно.
Ребята из «Пятницкого» сами не без греха, но рядом с Карповым они напоминают кучку шкодливых подростков или даже детсадовцев, которым удобно видеть только то, что они хотят. У их коллеги и товарища по работе полным ходом «едет крыша», но они так заняты флиртом по углам и распиванием пива с корешами, что им просто некогда замечать такие мелочи. Меня лично коробит, что рядом с этим многократно проговоренным себе под нос: «Спасибо, Стас» нашлось место лишь для одной реплики центрального героя сериала: «Тварь!» Наш великий гуманист Глухарев слышит лишь одно: Карпов открыл беспорядочную стрельбу по случайным людям. Ну как тут не посочувствовать людям и не осудить, тем более что это так просто – говорить правильные вещи и давать правильные оценки. В нашем обществе социально принято быть гуманистом на словах. Но это сказанное Глухаревым слово оскорбительно не для Карпова, а для самого Глухарева, годами работавшего с этой «тварью» и не желавшего ничего замечать.
Тварью в одно мгновение не становятся. И тут я снова – нравится вам это или не нравится – возвращаюсь ко Льву Толстому. «Диалектика души» – это и есть тот самый метод психологического реализма, который так показательно продемонстрирован в Карпове: он единственный в сериале все время меняется и развивается, а уж эволюционирует или деградирует – другой вопрос. Иные герои продолжают пить пиво, обжиматься по углам, ругаться и мириться по пустякам – но они застыли в своей неизменной статике и практически исчерпали себя.
***

Есть такая повесть у Жоржа Сименона – «Кот». Она о супругах, которые ненавидели друг друга смертельно и полжизни изощрялись в гадостях, которыми только можно насолить близкому человеку. Близкими они уже не были. Муж сексуально удовлетворял себя с официанткой бара, и эти утехи описаны у психолога Сименона подробно, как только можно описать похоть, страсть, желание – то есть, в общем, чувство, каким его понимает провинциальный немолодой французский мужчина из обывательской среды. А потом старуха умирает. Казалось бы, исчезла ненавистная обуза. Ан-нет! Кончилась жизнь. Это была любовь? Да боже упаси! Кончилась ненависть, а в ней-то и был смысл жизни. Смысл был в этом постоянном раздражителе, который держал человека на земле.
То же самое и с Карповым. Со смертью сестры закончился более-менее нормальный и вменяемый подполковник, который хоть как-то умел себя контролировать, чтобы не попадать в неприятности. Шизофрения это или паранойя, судить не берусь: я не психиатр. Но Котлярский играет своего героя больным, и в этом отношении он выступает его адвокатом: Карпов знает о своей болезни, но уже ничего не может сделать.
Но почему именно сестра? Почему эта нелепая, обколотая, беспомощная героиня? А ведь авторы сериала, люди исключительно не глупые, все нам разложили прямо перед глазами, причем давно. И подсказки разбросаны по всему тексту.

Кто-то опять скажет: и чего она все про литературу, Сименона помянула? А я опять скажу – искусство и литература для того и существуют, чтобы объяснять нам то, чего мы не понимаем в жизни. И этот пример с французской повестью понадобился для того, чтобы наконец-то объяснить, что происходит в ужасной и несчастной жизни подполковника Карпова.
Никто не задавал себе вопроса: почему он все время обещал, но не торопился вытащить свою сестру из ее ужасного состояния? Это же нормально – помочь близкому человеку, особенно – если есть деньги. У Карпова денег много. У него есть все возможности вылечить сестру от героина, взять ее под свой контроль, но он не торопится это делать, лишь подогревая в себе ненависть к ней – опозорившей его слабой женщине. Карпов с детства существует с собственной сестрой в интересном – с точки зрения психологов и психиатров – состоянии «любви-ненависти». Почему?
Почему он уже в критическом состоянии помешательства, одержимый бессмысленной жаждой мести, не убивает ее доктора-нарколога, сказавшего ему: «Вы сами виноваты в ее смерти, и вы это знаете»? Почему не убивает Глухарева, сказавшего ему: «Почему ты так всех ненавидишь? Может, у тебя в детстве было что-то такое…»? У Карпова в этот момент даже светлеет, проясняется лицо. Почему? Потому что он наконец-то был услышан. Каждый маньяк, каждый, загнавший себя в угол человек, хочет быть услышанным и понятым. Разгадайте меня! Глухарев может: он, хоть и простой человек, но далеко не дурак. Ему удалось подойти слишком близко к тайне Карпова, что и спасло ему жизнь: Карпов, если вы заметили, не стреляет лишь в две категории людей – самок с детишками и тех, кто говорит ему правду в лицо. Женщины с маленькими детьми – это установка, которую в него с детства вложили. Гуманизм тут ни при чем: самка с детенышем – основа земного воспроизводства, то есть логика жизни на земле, против которой он идти не в силах. Вспомним, как он чувствует свое поражение перед вдовой убитого им угонщика. Он бы и ее убил, но у нее маленькая дочка, и с этим даже Карпов ничего поделать не может.
Кто вложил в него эту установку? С третьей серии второго сезона этот вопрос уже имел ответ: вспомните исключительно спокойную маму в оренбургском платке на плечах. Это такая образцовая, правильная, показательная мама – в меру умная, в меру интеллигентная, в меру любящая. Карпов не кидается ей на шею, он с ней разговаривает как хорошо воспитанный мальчик. И становится понятно, какими были отношения в этой семье.
А еще вспоминается фраза, сказанная Карповым наркоману, приятелю его сестры Ани: «Ее отец больше жизни любил. Хорошо, что не дожил до этого». Вот и достроилась вся мозаика. Думаю, внимательным зрителям понятно, какие отношения связывали Карпова с его сестрой. Аню Карпову, хорошую девочку и отличницу, красавицу и умницу, родители с самого начала превратили в показательный пример для ее брата. С этим примером он боролся всю жизнь. Можно себе представить, каким подарком стала для Карпова ее неожиданная слабость и наркозависимость. Отца уже нет в живых, но Стасу втайне хочется, чтобы он взглянул хоть одним глазком на своих детей и понял, кто из них был лучше. В этом контексте понятно и его отношение к назначению Зиминой начальником ОВД: опять правильная девочка, отличница заняла его место. Помните разговор в ресторане? «А ты, наверное, в школе отличницей была? На первой парте сидела?» В этом мире ценятся не ум, воля и необычность, а умение вести себя в соответствии с социальными установками – то есть не быть, а казаться.
И вот тут наступает самое интересное. Ни Ира Зимина (Виктория Тарасова), ни Аня Карпова (Глория Августинович) не «казались», они действительно были такими – в меру умными, в меру добрыми, в меру правильными. Общество любит меру: оно инстинктивно шарахается от слишком умных, слишком благородных, слишком волевых, видя в них отклонение от нормы. Подавляющий процент людей живет по предъявляемым им обществом установкам совершенно естественно, не задумываясь о том, кем и чем надо казаться. У большинства есть слабости и недостатки, но в целом оно общество устраивает, потому что эти люди – такие, как все, не хуже и не лучше других. Это их счастье, которого они даже не осознают, в силу отсутствия способности к анализу. Им не нужно подделываться под усредненный общественный эталон, потому что они и есть этот эталон.
Трагедия Карпова с самого детства заключалась именно в том, что он в эту социальную схему не вписывался. Он никогда не был прост, понятен, удобен. Будучи по природе лидером и победителем, он все время попадал в аутсайдеры, и это сломало ему жизнь и психику. Его все время обходили другие, менее сильные, менее умные. И единственный выход, который нашел для себя этот герой, это – нарушение закона. Раз нельзя действовать напрямую, придется – в обход. Нельзя легально получить давно ожидаемую работу – надо тайно дать взятку, чтобы устранить соперника с этого места. Нельзя избавить сестру от влияния наркоманов – надо убить ее мужа и дать этой образцовой, но слабой женщине один шанс на выживание, чтобы посмотреть, справится она с этим шансом или покатится дальше. Нельзя спасти Дениса от вероломного предателя, засевшего в МВД – надо убить этого стукача бейсбольной битой в его собственном подъезде. Посей поступок – пожнешь привычку, посей привычку – пожнешь характер, посей характер – пожнешь …
…Судьбу Карпова мы уже видели: он загнал самого себя на край пропасти. Но лично мне совершенно все равно, как и где наблюдать его судьбу. Эта личность мне интересна, интересно даже смотреть сериал о пребывании Карпова в пожизненном заключении, потому что это тоже проверка воли и характера. Граф Монте-Кристо, как мы помним, сидел в замке Ив двадцать лет, и это его не сломало. И Робинзон Крузо жил на диком острове среди туземцев не один день. Все прочие, пьющие пиво и открывающие бани, уже не интересны. Они, увы, двухмерны.
Но стоит, наконец, сказать и о других. Конечно, нельзя воспринимать сомнительно шутовские серии про баню с их подозрительным юмором иначе как разминку перед главными событиями. Лично меня они утомили: видеть изо дня в день, как проходит кастинг девиц-массажисток, скучно и глупо. Видеть, как умнеющий на глазах Денис Антошин (Денис Рожков) перманентно ссорится и мирится со своей глупой женой Настей (Мария Болтнева), тоже утомительно. Однако даже здесь есть один весьма впечатляющий момент, сразивший наповал. В финале сериала – именно в финале, как своеобразное резюме – Антошин произносит важные и радикальные слова о свободе: «Раньше я трахал кого хотел, пил пиво. Раньше я был свободен и не зависел от чужих желаний…Мне не нужны ни жена, ни ребенок». Это смело и дерзко. Не для Дениса, который просто говорит своему другу Глухареву то, что думает. Смело для авторов сериала, которые рискнули вынести в конец сериала «Глухарь» крамольные в социальном отношении слова, под которыми подпишется более девяноста процентов людей. Так думают почти все, но по крайней мере половина этих всех, руководствуясь общественными установками, поднимет крик: «Что же это такое? Мы тут из последних сил боремся за сохранение идеалов семьи, этой ячейки общества! А они такие вещи декларируют!»
Они не декларируют, а просто имеют смелость сказать правду, причем в тот самый момент сериала, когда эта правда прозвучит как нечто большее, чем мнение отдельного героя. Денис Антошин, как уже говорилось, это именно тот герой, который является отражением нашего общества в полной мере: он классическая его единица, не плохая и не хорошая, а нормальная. И если этот нормальный герой, поумневший к концу сериала до того, чтобы не повышать голос на собственную жену, произносит такие выстраданные и продуманные слова, то это чего-то да стоит. В обществе разрушены моральные установки, а государство с незапамятных времен предоставило своим гражданам возможность выживать любыми способами, и продолжает это делать до сих пор.
Можно, конечно, вспомнить и другое – те немногочисленные приятные моменты, которые были в этом последнем сезоне. Например, вечную комическую пару – Андрюшу Агапова (Александр Бобров) и Лешу Черенкова (Борис Покровский). Они здесь дорастают почти до трагических высот, готовые поддерживать друг друга и солидарно бороться против насилия и унижения. А тихоня Агапов даже сдает кровь для раненого опера Димы Воронова. Но… опять это «но».
Что породило насилие и унижение? Прав ли был Карпов, избив Агапова? Начальник ОВД обнаруживает в предбаннике и коридорах кучу граждан, этих так называемых «терпил», которые покорно ждут, когда же ими кто-нибудь займется. Но ими никто не занимается, потому что начальник следственного отдела ушел в отрыв и скрывается после своей пламенной обличительной речи, выложенной спьяну в интернет. А подчиненные этого начальника следствия бухают в подвале ОВД. Это нормально? Едва ли. Когда этим двоим были сказаны вполне резонные слова – кстати, даже странно, что они сразу не получили по заслугам, – они реагируют на них совершенно по-хамски. Да тут не только свихнувшийся Карпов, любой человек дал бы в морду улыбающемуся Агапову. Потому что с таким разложившимся отделом невозможно работать. И нечего смешивать мух с котлетами: девиантные методы общения Карпова с людьми – это одна крайность, а выходящее за все разумные рамки поведение работников ОВД «Пятницкий» – совсем другая. Кстати, «подвиг» Агапова со сдачей крови – это тоже вполне объяснимый поступок: не поссорься Агапов с крутым опером Димой Вороновым (Владислав Шкляев), он бы едва ли додумался сдавать свою кровь для любого другого человека – для него помощь врагу не более чем акт самосохранения. Какой там подвиг…

Еще нас вначале немножечко подразнили историей с Мариной (Мария Рассказова), попавшей в присяжные. Там, между прочим, совсем немного помелькал интересный образ честного следователя Васина (Анатолий Гущин), но тут же куда-то исчез. Жаль!
***

Вспомнив все это и отдав должное разве что самоотверженности нелепого «мента-цемента», этого шизофренического бэтмена-неудачника, взявшегося в одиночку вершить правосудие за неимением поддержки в лице реальных ментов, мы подходим к неутешительной мысли о том, что исповедующийся всему миру Глухарев прав. Но, собственно, все это и так понимали, причем давно. И что же дальше? Ничего. Все вышли сухими из воды и вполне довольны, даже тепло улыбаются друг другу во дворике ОВД. Коля Тарасов (Владимир Фекленко) как был мерилом чести и храбрости, так и остался. В сущности, это единственный герой сериала, у которого есть будущее и есть перспектива блистательного человеческого роста. Таких героев в жизни немного. Но даже он не желает дальше работать в развалившемся ОВД. И кто там остается? Всеобщая мама Зимина? Анекдотические Агапов с Черенковым?
Но авторы сериала, прекрасно понимающие, что прежний сериал исчерпал себя, тоже не могут не думать о будущем. В конце концов, они – драматурги, и сериал – это их хлеб, их бизнес. Именно поэтому появился новый сериал – «Пятницкий». Нам уже неделю систематически и даже с напором крутят по телевизору рекламный трейлер, из которого следует, что в нем мы увидим Зимину и… Карпова. Куда тут денешься! Выводить одну из ключевых фигур из фильма – значит лишиться больше половины зрителей. Это не входит в их планы.


фотографии

Обсуждение

анонс