«Семейка Аддамс»: Они знают толк в извращениях

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

«Семейка Аддамс»: Они знают толк в извращениях

Глуповатый мультфильм про тех, кому смерть к лицу

«Семейка Аддамс»: Они знают толк в извращениях

Семейка Аддамс – это сдержанная красавица Мортиша, ее пассионарный муж Гомез, а также двое детей – меланхоличная Уэнсдэй и задира Пагсли. Сразу после свадьбы Мортиша и Гомез (еще без детей, зато с верной рукой по прозвищу Вещь) отправляются в скитания по американской глубинке, где их мечтает насадить на вилы каждый добропорядочный обыватель. Вскоре их пристанищем становится заброшенная лечебница для душевнобольных, скрытая посреди туманов заболоченного Нью-Джерси и позволяющая забыть о большом мире. До поры до времени: в условной современности болота начнут осушать, и по соседству обнаруживается коттеджный поселок Ассимиляция, построенный деспотической телеведущей Марго в рамках масштабной версии «Квартирного вопроса». Готическая лечебница на холме не вписывается в глянцевую картинку ее телемира – и история с вилами в каком-то смысле повторится. Тем временем у Аддамсов тоже не все спокойно: достигшему совершеннолетия Пагсли надо показать мастерство владения саблей на семейном торжестве (первом за 20 лет), иначе его подвергнут старому-доброму остракизму, а то и чего доброго – умертвят.

Новая «Семейка Аддамс» - скомканная попытка познакомить молодую аудиторию с мрачноватой семейкой, о которой большинство знает по непревзойденным фильмам начала 1990-х с Анжеликой Хьюстон и Кристофером Ллойдом. Создатели прыгают вокруг героев и так и эдак, добавляя в историю все больше сюжетных поворотов и притянутых за уши смыслов: перескакивают от предсказуемой критики современной стандартизованной культуры к защите семейных ценностей, спотыкаются на восхвалении индивидуализма, перешагивают через размышление о частной жизни в эпоху высоких технологий, с разбегу врезаются в проблему отцов и детей. В итоге получается напыщенная история, где слишком много внимания уделено – внезапно – экшну: Аддамсы сражаются против всех, кто пытается привить им мойдодыровские ценности всеобщего благоденствия и порядка.

«Семейка Аддамс»: Они знают толк в извращениях

Неудивительно, что получилась неизобретательная кутерьма в умеренно готическом стиле: сценаристка Памела Петтлер 14 лет назад написала «Труп невесты», а через год — «Дом-монстр» вместе с Дэном Хармоном. Единственная индивидуальная черта этого мультфильма — попытка сохранить оригинальный дизайн персонажей, какими их придумал художник Чарльз Аддамс, в течение 50 лет рисовавший картинки про приключения семейки для журнала The New Yorker (до сих пор культурный форпост американской интеллигенции). С тех пор про Аддамсы стали одной из самых известных семей США: про них сняли несколько фильмов, телесериалов и мультфильмов, а первое анимационное появление семейки Аддамс состоялась в одной из серий мультфильма про Скуби-Ду.

Аддамсы были придуманы как сатирическая инверсия американского среднего класса, хорошо образованного и в меру обеспеченного, потому их декаданс остается по-своему глубоко буржуазным. Богатый клан со странностями, удалившийся от тщеты бренного мира существует параллельно ударникам американской мечты. Они любят то, что ненавидят другие — маргинальное, периферийное, вытесненное на обочину нормальной жизни. Во вселенной Аддамсов не надо работать, добиваться успеха, распихивать конкурентов локтями, поглощать стаканами двойной стресспрессо и излучать стандартизированный оптимизм. Вся их жизнь – деструктивное настроение. Крики в ночи не пугают, а будоражат. Детям и взрослым позволяются чудачества, пороки, страх (или жажда?) гибели. Их жутковатая эстетика произрастает из того, что смерть и насилие – естественная часть жизни, и ночной кошмар Аддамсов – что Уэнсдей или Пагсли захотят стать врачами, адвокатами или президентами.

«Семейка Аддамс»: Они знают толк в извращениях

Индивидуальный подход к выбору судьбы поощряется и в мультфильме. Один из лучших моментов – сцена, когда четверо школьниц в форме группы поддержки танцуют и поют: «Легче быть счастливым, когда выбора нет. // Подпевай и сам в это поверишь». Марго, которая тратит все силы на поиск владельцев для ее идеальных домиков, верит: люди станут счастливыми, если будут соответствовать стандартам. Люди для нее – стаффаж в ее идеальном дизайне. Она никогда не поймет Аддамсов: ведь они не стремятся к счастью, так как знают, что жизнь – страдание. В этом знании они парадоксальным образом находят спокойствие, которого лишены те, кто верит, что счастья можно добиться, а, если у вас его нет, то вы сами виноваты.

Тотальная инаковость Аддамсов как влитая вписывается в культуру нердов, которая широко тиражируется в современной поп-культуре: от сериальчиков Netflix вроде «Конца ***ного мира» до супергеройских фильмов про могучих гиков Железного человека и Человека-Паука. Об этом сегодня снимают все, кому не лень, но Аддамсы появились в 1938 году – и тесно связаны с развитием этой идеи в течение ХХ века. Но как будто этой актуальной повестки мало: фильм исчерпывает ее после десятка поверхностных гэгов и принимается нагромождать общественно значимые темы. Марго – отдаленно напоминающая Трампа специфической блондинистой челкой – начинает манипулировать общественным мнением, чтобы сделать из Аддамсов козлов отпущения во всех внутренних проблемах Ассимиляции. Для этого она использует «Соседский дозор» – социальную сеть с функциями системы слежения за всеми жителями города (что? да!), где твитит очевиднейшие слухи, чтобы взбаламутить местное сообщество. Разумеется, весь ее эффективный менеджмент, как и попытки мультфильма переплюнуть классический сериал про Аддамсов (1964–1966) или одноименную дилогию (1991–1993), идут прахом. Да покоятся благие намерения с миром.

«Семейка Аддамс» в прокате с 31 октября.


фотографии

Обсуждение

анонс