«Черный клановец»: А в Америке негров линчуют

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

«Черный клановец»: А в Америке негров линчуют

Умеренно остроумная ретро-комедия Спайка Ли о бесконечном противостоянии либералов и консерваторов

«Черный клановец»: А в Америке негров линчуют

Семидесятые. Молодой афроамериканец Рон Сталлворт (Джон Дэвид Вашингтон, сын Дензела) устраивается на работу в полицию Колорадо-Спрингс, штат Колорадо, где раньше отродясь не было не-белых сотрудников. После сардонического собеседования Рона берут в отдел вещдоков, где его ждут встречи с парадом стереотипов, косые взгляды и даже пассивная агрессия. Всё меняется, когда молодой коп прикола ради звонит по объявлению в газете, которое разметило местное отделение Ку-Клукс-Клана. Мило поболтав с усатым расистом, Рон втирается к тому в доверие и даже договаривается о встрече. Правда, пойти сам он не сможет (по понятным причинам), а потому «телом» Рона Сталлворта, нового члена Организации (!), станет еврей Флип Циммерман (Адам Драйвер). Трагикомичная ситуация усугубляется тем, что настоящий Рон Сталлворт еще и посещает встречи радикально настроенных студентов-афроамериканцев, которые, как и члены ККК, готовятся в конфронтации.

Новая лента классика «черного кино» Спайка Ли основана на реальной истории - и этот факт из серии «нарочно не придумаешь» не может не восхищать. Обманчиво игривому настроению фильма вообще легко поддаться: Ли внезапно зашел на территорию братьев Коэн образца «Cерьезного человека» или «Железной хватки». Все коэновские атрибуты будто бы при нем: молох истории, несколько уморительных и в меру объемных персонажей, даже финал, в котором победа не приносит вожделенных перемен.

«Черный клановец»: А в Америке негров линчуют

В действительности Спайк Ли видит в истории Сталлворта не только смешное, но и внимательно читает авторские отступления. В одноименной книге - ироничном, но немножко нескладном нон-фикшне - нередко пересказывается дальнейшая судьба действующих лиц, Например, Рон Сталлворт бегло описывает, чем жил Дэвид Дюк последующие сорок лет, как сложилась жизнь городского сумасшедшего, который прекрасно справлялся с должностью пожарного (и даже делал дыхание рот в рот афроамериканцу), но при этом регулярно слал расистские письма руководству города. Для этих микро-историй Ли придумал выдающийся по уровню ужаса финал: вероятно, Гран-при жюри Каннского кинофестиваля ему вручили не за мысль о том, что у расизма две, порой одинаково агрессивно настроенные, стороны. Эпилогом истории Рона Сталлворта оказываются документальные кадры из Шарлотсвилла, где в прошлом году проходил марш поддерживавших Трампа ультра-правых, сопровождавшийся пикетами антифашистов. На последних даже наехали на автомобиле - в результате чего погибла одна активистка (кстати, белая).

Этот небольшой отрезвляющий фрагмент расставляет всё на свои места, и «Черный клановец» превращается из абсурдистско-документального анекдота о расизме в констатацию, что политическая борьба будет длиться вечно. Спайк Ли привычно ломает жанровые и идеологические рамки, отрицая и хэппи-энд, и конвенциональную стилизацию под свободолюбивые 70-е. Его 70-е - это блэксплотейшн с плакатами «Шафта» и «Фокси Браун», критикой блэкфейса и расизма из «Рождения нации», а также потрясающая галерея черных лиц, замерших на выступлении представителя «Черных пантер» (один из излюбленных приёмов Ли: заставлять зрителей всматриваться в незнакомые физиономии).

«Черный клановец»: А в Америке негров линчуют

Именно отказываясь от торжества «белой оптики» (как буквально, так и в значении «общепринятой»), Спайк Ли с первого фильма транслировал идею самоидентификации в отрыве от устоявшихся штампов, социальных или же кинематографических. В дебютном «Ей это нужно позарез» он, вдохновляясь «Расёмоном», разрушал мелодраматический миф о возможности познать другого в любви (во всяком случае, его персонажи заинтересованы в ком угодно, кроме главной героини), а три года назад он снял хип-хоп-версию «Лисистраты» под именем «Чирак», где, в сущности, предсказал клип Дональда Гловера This is America.

Так и «Черный клановец» немного расшатывает представления о комедии, репрезентации 70-х и даже о проблеме расизма. Ли не только рассказывает, что за вилы готовы схватиться по обе стороны баррикад, но и немало времени уделяет тому, что люди попросту не задумываются о том, кто же они. Центральный твист картины - не приключения Сталлворта или выходки ККК, но осознание Флипом, что он еврей и, возможно, хочет разобраться в себе поглубже. Расизм и прочие свинцовые гадости вряд ли будут побеждены окончательно, но если что и поможет брать вверх на местах, так это прогрессирующая рефлексия. А хорошая шутка порой к ней очень даже располагает.

«Черный клановец» в прокате с 4 октября.


Обсуждение

анонс