«Доминика»: Чадов и чадо

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

«Доминика»: Чадов и чадо

«Доминика»: Чадов и чадо

Молодой архитектор Костя Покровский (Андрей Чадов) делает успешную карьеру в частном дизайнерском бюро, разрабатывая и продавая всего три темы оформления: рококо для блондинок, ампир для чиновников, хай-тек — олигархам. От клиентов нет отбоя, а сомневающихся в приемлемости проекта Костя легко ломает заученной фразой: «Именно это архитектурное решение соответствует вашей индивидуальности». Клиент, не уверенный в своей уникальности, но желающий её иметь, покорно платит. Но на проекте галереи современного искусства звонкие слова о креативности и царстве ритма не сработали — заказчица обозвала проект бездушным и велела переделать.
Мир Кости зашатался. Начальница требует через неделю положить душу на стол, подруга (Светлана Устинова) вымогает невозможное признание в любви, опер-грубиян (Игорь Жижикин) взашей выталкивает с парковки вместе с машиной, а на пороге квартиры появляется подброшенный грудной младенец! И это только начало бед: после того, как ошарашенный и обозлённый Костя, пытавшийся хоть куда-то пристроить дитятю, просыпается после недолгого сна, то обнаруживает, что девочке уже три года - и она весело скачет по квартире.

«Доминика»: Чадов и чадо

Фантастическая комедия «Доминика» — полнометражный дебют Олега Агейчева, получивший в 2017 году приз за лучший сценарий на фестивале «Амурская осень», — рассказывает о кризисе идентичности, потере и обретении индивидуальности. Каждый раз, когда Костя будет выражать злость, девочка (которая названа им говорящим именем Доминика, «принадлежащая Богу»), скачкообразно подрастает — младенец, 3, 7, 13, 29, 43 и 70 лет. Семь героинь, семь ступеней кризиса: безопасность и доверие, независимость, самоутверждение, самодостаточность и осознанность, интимность, развитие, мудрость. Запутавшийся и уставший от безликой жизни Костя стремительно пройдёт эти этапы, энергично ведомый таинственной девчонкой, всё больше привязываясь к ней и узнавая в ней себя.

Эта женская фигура, анима, знакома душе любого мужчины, и без контакта с ней его личная и творческая жизнь реализуются с трудом, будто по принуждению. О судьбоносном влиянии этой фигуры фильмы снимаются редко, но метко — можно вспомнить режиссёрский дебют Сергея Пускепалиса «Клинч» или голливудскую мелодраму «Сладкий ноябрь», главным героям которых помогла «очнуться и ожить» героиня-девушка. Доминика апеллирует к протесту и глубоко скрываемой злобе Кости, продираясь к его детской драме, гибели мамы и непрожитому им гореванию по ней. Выплёскиваемая злоба и горе освобождают в душе место для Костиной самости, возможность стать настоящим, действующим, живым собой, а не статистом в приемлемых социальных ролях.

«Доминика»: Чадов и чадо

Главное сокровище фильма — женский кастинг, собравший на роль Доминики шесть разновозрастных актрис, вместе создающих притягательный образ энергичной женской натуры, с интересом изучающий жизнь, творящий её и не боящийся её отпустить, когда приходит время. Сначала она раздражает, как капризный ребёнок, потом пугает, как бунтующий подросток, затем влюбляет в себя, заставляет сожалеть о старении — и, в финале, проводит через катарсис, позволяя себя оплакивать. Всё искусственное отброшено, и во время последнего диалога с гениальной Екатериной Васильевой, играющей Доминику на склоне лет, на лице артиста Чадова возникает абсолютно живая, растерянная и влюбленная улыбка. Сыграть такое невозможно, это можно только пережить.

«Доминика» в прокате с 20 сентября.


фотографии

Обсуждение

анонс