«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

Анастейша Стил и Кристиан Грей борются за любовь

«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

В предыдущей серии Анастейша Стил (Дакота Джонсон) со слезами на глазах и с опухшей пятой точкой выбежала из красной комнаты Кристиана Грея (Джейми Дорнан) и обещала не возвращаться. Но Кристиан не расслышал. Совершив очередной высокобюджетный красивый жест, он просит у Анастейши прощения и обещает исправиться. Девушка с благодарностью принимает жертву возлюбленного, но не забывает проявлять наигранный интерес к игрушкам из красной комнаты, чтобы его хрупкая любовь не затекла в миссионерской позе. Однако на безоблачном горизонте их новых отношений появляются не только вагинальные шарики и зажимы для сосков. Анастейшу начинает преследовать какая-то странная девушка (Белла Хиткот) с перевязанными запястьями. А сам Кристиан в момент затмения деликатности ведет подругу сердца на смотрины в салон красоты, которым заведует роковая Елена (Ким Бейсингер) - женщина, повлиявшая на стиль его интимной жизни.

«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

В каком-то смысле «На пятьдесят оттенков темнее» — революционный фильм. Он не просто пересматривает или перестраивает, а вот буквально подрывает основы, на которых держится любое повествование: завязка, конфликт, кульминация и развязка. Серию совокуплений главных героев (по одному на каждые 20 минут фильма, мы считали) мельком прерывают ровно четыре скоротечных второстепенных конфликтика, которым тут же перекрывается воздух. Только на экране что-то начало происходить, затеплилась какая-то жизнь, как хлоп — в следующей сцене проблема уже решена, и хватит об этом.

В литературе и в кино есть такой приём «Deus ex machina» (от латинского «Бог из машины») — божественное вмешательство, или, попросту, счастливый случай, вытаскивающий героев из пучины отчаяния и безысходности. Хорош этот прием тогда, когда к нему редко обращаются. Еще лучше он работает, когда герои его игнорируют («Во все тяжкие»). А во вторых «Оттенках» этот «бог из машины» постоянно барахтается на мелководье незначительных неурядиц, которые отвлекают Анастейшу и Кристиана от секса и разговоров о чувствах, и незамедлительно приходит героям на помощь. Существенная поправочка: здесь это «божественное вмешательство» становится синонимом кредитоспособности главного героя. Банковский счет, влиятельность и охрана мистера Грея разгоняют тучи дистанционно и автоматически — сам он в это время уже попивает вино с Анастейшей, сидя у камина. Он действует бездействуя, не отлучается надолго и все самые резкие свои движения совершает...сами знаете где. Будучи миллиардером и бизнесменом, он располагает подозрительно большим количеством времени на бесконечное пеленание Анастейши в роскошный теплый клетчатый плед своей опеки.

«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

Этот фильм предает логику и здравый смысл, поминутно перечеркивая все, что говорят и делают герои. Кристиан запрещает Анастейше дотрагиваться до него, напоминая о «границах» — минуту спустя они лежат в обнимку. В попытках затолкать Анастейшу в позолоченную клетку, Кристиан распространяет свое влияние на все сферы ее жизни, по сути, лишая свободы выбора. Но как только девушка начинает расправлять крылья и чирикать о своей индивидуальности и карьерных амбициях, Грей мастерски меняет тему разговора: «А что если я дам тебе ключ от своей квартиры? А выходи за меня замуж». Шах и мат. Об амбициях больше ни слова, можно снова отправляться в спальню. Конгениально.

«На пятьдесят оттенков темнее»: Это облако из розг

Что же касается, собственно, основного конфликта фильма — секса и постельных сцен, детальное перенесение которых ограничено жанровыми рамками и рейтингом. После целомудренного (в сравнении с литературным источником) первого фильма режиссер Сэм Тейлор-Джонсон отказалась от работы над вторым, сославшись на конфликт с автором книги Э.Л. Джеймс. Джонсон заменил режиссер Джеймс Фоули. Изменилось ли что-то? В качественном плане - нет, поскольку за спинкой режиссерского кресла (кто бы в нем не сидел) стояла и будет стоять Джеймс, отстаивая каждую строчку своего opus magnum. Зато откровенных сцен стало больше. Но надо быть Ларсом фон Триером, чтобы снять художественную порно-драму о любви так, чтобы зритель не воспламенился от неловкости. Ну или Эдрианом Лайном, 30 лет назад снявшим куда более жизнеспособную эротическую драму на схожую тему. Пасхалочка в виде Ким Бейсингер в роли Елены смахивает на автогол — а давайте напомним зрителю, что есть фильмы и получше того, что они смотрят в данный момент. «На пятьдесят оттенков темнее» похожи на историю о повторяющейся романтической дефлорации — каждый раз героиня словно заново теряет девственность в окружении предметов роскоши. И как же это скучно. Если тут и есть порно, то оно исключительно потребительского свойства: с экрана струится шелк красивых платьев, треплют нервы паруса огромной яхты, ослепляют фары дорогущих автомобилей и вызывают агорафобию просторные интерьеры апартаментов — бесконечная реклама заоблачного богатства и элитаризация секса. Как будто есть прямая связь между цифрами на банковском счете и качеством оргазмов. Богатые хоть и плачут, но вот секс у них такой же гладкий и блестящий, как их новенькие тачки, повсюду разбросаны лепестки роз, где-то набирается ванна с ароматизированной пеной. В то время как в сериале «Бесстыдники» люмпены копошатся в нестиранных простынях как какие-то грязные животные: без музыки, без роз, без плеток, не на яхте. Но почему-то смотреть на них гораздо веселее и занятнее.

«На пятьдесят оттенков темнее» в прокате с 9 февраля.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс