«9»

Кино-Театр.РУ

Рецензии на фильмы

«9»

Земля уже давным-давно постапокалиптическая площадка для игр. Когда на ней последний раз видели людей не помнит никто. На ней вообще не осталось живущих существ. Только какие-то четырехдюймовые чудики рыскают по оставшейся от некогда процветающей планеты помойке. Сами существа выглядят так, будто их, собственно, на этой помойке и собрали из всяческого сора: мешковины, веревочек, пуговиц, заклепочек и разнообразных аксессуаров по вкусу. На них охотится металлическое существо, отдаленно напоминающее оживший скелет кошки. Стилистику всего происходящего сам автор называет stitchpunk, хотя количеству задействованных оттенков ржавого позавидовал бы и четвертый "Терминатор". Эти рыскающие существа - на самом деле, ожившие куклы, по странному стечению обстоятельств наделенные душой.

Обитают они в полуразрушенном готическом соборе, отдаленно напоминающем парижский Нотр-дам. Управляет ими параноик, одержимый идеей захвата мира, но уверенный в том, что осторожность - это самое важное в жизни, это №1(Кристофер Пламмер/Хазанов). За ним по пятам следует дубоголовый охранник, который великолепно орудует кухонным тесаком, а в свободное время развлекает себя магнитными импульсами. Это №8(Татаскьор/Турчинский). В интеллектуальной оппозиции правителю находится №2(Мартин Ландау/Валерий Золотухин), который уверен, что нужно покинуть убежище ради поисков и исследования окружающего мира. Его теоретически поддерживает большая часть обитателей убежища, вроде "вечного друга главного героя", трусливого инженера - №5(Джон С. Рейли/Гуф), и окончательно свихнувшегося №6 (Криспин Гловер/Пушной), который постоянно ерошит волосы, и всем своим обликом напоминает помесь Тима Бёртона и Роберта Смита, но все эти вольнодумства подавляются физической силой №8. Но у отступников от официальной доктрины, есть козырь - они ждут некоего спасителя, который должен объяснить, кто они все такие, зачем они здесь, и что, собственно, делать дальше. Этим спасителем оказывается №9 (Элайджа Вуд/Хабенский), который в начале никак не может понять, что вообще происходит вокруг, но горит желанием докопаться до истины, благо, что подсказок превеликое множество, начиная от непонятного предмета, который находится у него в груди, и заканчивая рисуночками № 6. Всё это проникнуто ощущением одиночества и пустынности, и в каждом кадре обломки умерших механизмов.

Идея "восстания машин" и "бунта искусственного разума" далеко не нова, и если в стивенкинговском "Максимальном ускорении" она обыгрывается с комичной и "трэшевой" позиции, то здесь основным вектором развития этой темы служит всё-таки попытка философского осмысления вопроса. И тогда уже без "Матрицы" и Славоя Жижека никак не обойтись. №9 - маленький Нео, даром что без плаща, и не Киану Ривз, его боевая подруга с птичьим черепом вместо шлема, № 7(Коннелли/Ларсен) - Тринити. И далее по списку. Глупо, конечно, вменять мультику в вину, то, что фильм Вачовски глубже, объёмнее и умнее. Но, зная, какой была 10-минутная короткометражка "9", с которой всё и началось, в голову приходят именно такие мысли. Там были и великие недосказанности, и кристальная сетка персонажей, сжатая до №9, №5 и абстрактного врага-машины. Там были приветы Шванкмайеру и братьям Куэй (обратите внимание на огромную фарфоровую куклу), даже на заднем плане можно увидеть фирменную пиксаровскую лампу. Иначе, как конгениальной бёртоновскому "Винсенту", её не назовешь. И главное, что за весь фильм не было произнесено ни слова.
О словах и переводе стоит сказать отдельно: у нас его делал Дмитрий Глуховский, автор "Метро 2033" и "Метро 2034". Учитывая, что книжки его - по большому счету - дрянь, перевод получился очень достойным. Тема тоталитаризма, которая этакой белой ниточкой вьется по всему фильму, передана и дожата с учетом русской ментальности, и нашего с вами прошлого. Отдельное спасибо за финальные сцены: вы только представьте, что было бы, если бы разговоры о душе переводили бы с английского дословно. Конечно, Пушной - не Гловер, и Ларсен - не Коннелли, но у №6 за весь фильм от силы три фразы, а голос Тутты сразу же напоминает о "Кошмаре перед Рождеством" -лучшем примере того, как можно дублировать. Хазанов же вообще выдал, кажется, всё, что мог, слепив одного из лучшим мультипликационных деспотов. Но больше всего поразил Алексей Долматов(он же Гуф), благодаря ему №5 получился самый ярким и живым персонажем, в котором чувствуется постоянная рефлексия и отчаянный дуализм, а то, что Гуф картавит, ещё более взвинчивает и гипертрофирует характеристики персонажа. Общее впечатление такое, что мне впервые не хочется сетовать на то, что фильм дублировали. Исключение только первые 15 минут, когда понимаешь, что Золотухин страсть как хорошо, говорит от лица доброго и умного наставника, но, зная, что вытворяет Ландау с его проглатыванием окончаний, игрой с бостонским акцентом, с его настолько правдивой интонацией, что в нём сразу признаешь собственного дедушку, хочется прыснуть: "English, please". У Бёртона вообще была идея оставить всех персонажей немыми - великолепно. Я согласен, и ещё пусть из звуков только одна Captain от The Khife. Но вот слышишь Хабенского, и понимаешь - утопия. Бёртон - гений. Финал.
Действительно хорошая, пусть даже как альтернатива "мультикам про танцующих пингвинов" анимационная лента, имея в активе крепкий сюжет, густую атмосферу, и изящно развязанные в финале узлы не входит в когорту великих только потому, что на выходе получилось слишком много Бекмамбетова и очень мало Бёртона.


фотографии

Обсуждение

анонс