После долгой жажды…

Кино-Театр.РУ

История кино

После долгой жажды…

Эффектное название этих фильмов – «Шут» и «Соблазн» - запоминается мгновенно. К слову сказать, с легкой руки «Плюмбума» (1986) А. Миндадзе и В. Абдрашитова, лаконичные и броские названия «молодежных» фильмов, затрагивающих еще недавно запретные темы, стали их поистине «фирменным знаком»: «Курьер» К. Шахназарова, «Взломщик» В. Огородникова, «Шантажист» В. Курыкина...

И вот теперь на экранах появился еще один молодой герой, разительно непохожий на окружающих — «Шут». Или, если угодно, старшеклассник Валентин Успенский — отличник, сын доктора наук и, наконец, — просто симпатичный парень.

Валины предшественники, не желавшие мириться с окружающим злом, пытались победить его же оружием («Плюмбум»), уходили в недоступный взрослым мир рок-музыки («Взломщик»), яростно и безысходно мстили («Шантажист»), или едко иронизировали, надев простодушную маску «Иванушки-дурачка» («Курьер»). Валя Успенский выбирает иную форму противостояния и самоутверждения. Пожалуй, наиболее изысканную — «шутэны». Для тех, кто еще не видел фильма, поясню терминологию. «Шутэн» — это злая шутка, острый укол по самолюбию человека.

Разбивая повествование о жизни Вали Успенского (сценарий Ю. Симонова по повести Ю. Вяземского) утонченными виньетками глав, дебютирующий в режиссуре Андрей Эшпай не спешит с обвинительным приговором своему герою. Молодой актер Дмитрий Весенский тоже не склонен к однозначной трактовке этой роли. Валя умен, обаятелен, остроумен. Его «шутэны» поначалу вполне безобидны и даже по-своему справедливы. Ну, разве грешно подшутить, к примеру, над самоуверенной красоткой-учительницей, унизившей влюбленного в нее ученика? Или нанести легкий «укол» вредной кассирше универсама, чье хамство поистине безгранично?

Под свои «шутейные» поступки Валя — недаром вырос в семье ученого — подводит солидное философское обоснование. Но, увы, с каждым днем «шутэны» приобретают все большую агрессивность. Игра постепенно превращается в болезнь, которую усиливает влюбленная в Валю одноклассница (М. Маевская), провоцирующая его на новые жестокие выходки...

По сути, в фильме у Вали только один достойный противник — учитель математики (И.Костолевский), ироничный скептик и блестящий знаток своего предмета. Он даже в чем-то похож на Валю — столь же независим в суждениях и поступках, остроумен, незауряден. Лишь с ним не проходят Валины «шутэны». Только он сможет разгадать «шутейную» философию. Актерская природа Игоря Костолевского, не первый год покоряющего зрительские (особенно женские) сердца неотразимым обаянием, пришлась здесь как нельзя кстати. К чести авторов, все это не соблазнило их на тривиальное разрешение конфликта в виде «перевоспитания» главного героя талантливым педагогом. Вопрос о Валиной дальнейшей судьбе остается открытым. Что, разумеется, не означает неопределенности авторской позиции. Ведь многие из причин, которые привели Валю в мир «шутэнов», показаны в фильме весьма впечатляюще: казенность и штампованность учебы, превращающейся подчас в набор произносимых у доски банальностей, масса показушных «мероприятий», отсутствие взаимопонимания между школьниками и учителями, детьми и родителями, разъедающая школу «фарцовка» и «кастовость»...

На первый взгляд кажется, что изобразительный строй фильма (оператор А. Казаренков) слишком изыскан для избранного авторами жанра весьма грустной комедии. Туманы, зеленовато-пастельные тона, высветленность интерьеров, мутноватая блеклость причудливых сновидений с повторяющимся рефреном сценой, где отец героя, одетый в строгое кимоно, медленно совершает ритуальные движения кунг-фу или каратэ...

Однако эта элегантная аскетичность формы удивительно гармонирует с «имиджем» главного героя, с его неброской, но отмеченной хорошим вкусом, манерой одеваться, с его внешней незаметностью, за которой скрыта непоколебимая уверенность в своих способностях и силах…

Сценарий фильма «Соблазн» (тогда он еще назывался «Незнакомка») Юрий Клепиков написал довольно давно. И даже когда он в 1984 году был опубликован в журнале «Искусство кино», наверное, немало читателей было поражено смелостью, с которой автор вторгался в запретную ранее область социального неравенства современных школьников. Фильм по этому сценарию начала снимать Динара Асанова... После ее внезапной кончины Юрий Клепиков безуспешно добивался права продолжить съемки...

И вот три года спустя, уже в новых общественных условиях, картину поставил Вячеслав Сорокин. «Соблазн» посвящен памяти Динары Асановой. Авторы открыто идут на сопоставления, которые могут возникнуть у зрителей картины, помнящих «Никудышнюю» (1980) и «Пацаны» (1983).
Спору нет, уровень лучших фильмов Динары Асановой высок, и скажу сразу, «Соблазн», на мой взгляд, его не достигает, греша порой излишней прямолинейностью характеров, отсутствием асановской атмосферы импровизации.

Но у картины Юрия Клепикова и Вячеслава Сорокина есть еще один «конкурент» — «Чучело» (1982) Ролана Быкова и Владимира Железникова. И подросшая Кристина Орбакайте, наверное, вполне могла бы сыграть в «Соблазне» роль десятиклассницы Жени Родимцевой.
В самом деле, в начале картины кажется, что Женя очень похожа на Лену Бессольцеву из «Чучела»: во-первых, она новенькая в классе, во-вторых, влюбляется в самого умного и красивого парня в классе из обеспеченной семьи, а главное — она сильная личность. Но если Лена находит в себе силы идти одной против всех, то Женя не менее решительно пытается завоевать себе место под солнцем избранных. Или, как говорит она сама, — войти в «хай групп» — замкнутую касту детей номенклатурных работников и облаченных высокими регалиями деятелей искусства, торговых «нуворишей»…

Другие времена, другие песни? Думаю, нет. Сценарии «Чучела» и «Соблазна» писались почти одновременно. Одноклассники Лены Бессольцевой и Жени Родимцевой если и отличаются друг от друга, то только возрастом. Круг интересов у них, по сути, один. Правда, в Женином классе нет «Железной кнопки», с младых ногтей унаследовавшей методы эпохи сталинизма. А так похоже. И даже очень. Только режиссура В.Сорокина лишена быковского лиризма и полутонов. И еще – как говорится, время меняется быстро. Сегодня даже такая жесткая картина не выглядит сенсацией. Будь «Соблазн» чудом поставлен в начале 80-х, он, несомненно, произвел бы шоковый эффект, которого не имело даже «Чучело»…
Пожалуй, еще лет пять назад авторы были бы просто обязаны разоблачить такую одержимую «вещизмом» героиню (как это, к слову, сделано в «Кузнечике»). Однако Ю. Клепиков и В.Сорокин говорят с экрана о другом. Не в том беда, что Женя Родимце» мечтает о «красивой жизни» (а, вернее, о просто нормально обеспеченном быте с точки зрения мировых стандартов). Плохо то, что сама система «социалистического застоя» всячески способствовала аномальному социальному и материальному неравенству людей, которое калечит души. Драма героини «Соблазна» именно в этом — она одна из жертв общественного кризиса, тупика «двойной морали».

И когда камера оператора Юрия Воронцова безжалостно снимает в финале жестокую драку героини с разоблачившими ее мнимую элитарность одноклассницами, бескомпромиссная позиция авторов прочерчивается особенно четко…

Однако, так или иначе, после унылой череды невыразительных, небрежно снятых лент «школьной» серии, заполнявших экраны последних лет, «Шут» и «Соблаз» воспринимается как глотки свежей воды после долгой жажды…


Обсуждение

анонс