«Поцелуй в диафрагму»

Кино-Театр.РУ

История кино

«Поцелуй в диафрагму»

Кто-то из наших читателей высказал мысль, что наконец-то со времен «Весны на Заречной улице» у нас в стране сняли хорошую мелодраму. Речь шла о «Ненормальной» с Ольгой Прокофьевой, известной как «Жанна Аркадьевна». К своему стыду, эту картину я не видел, но, тем не менее, не могу согласиться с тезисом нашего уважаемого читателя.

И для примеров мы пройдемся кратким экскурсом вдоль полок с историей мировой кинолирики.

Еще на заре кинематографа в быту появилось выражение «поцелуй в диафрагму». Этот прием известен многим: в финальном кадре влюбленные целуются под своеобразный занавес – затемнение. В эпоху немого (и не только) эта сцена означала хэппи-энд, и ее ждали с замиранием сердца, так как на большую вольность тогда мало кто был способен…

Сама же любовная тема в истории искусства носит отпечаток вечности: Антоний и Клеопатра (в кино – Ричард Бартон и Элизабет Тейлор), Орфей и Эвридика (Жан Маре и Жюльетта Греко), Ромео и Джульетта (Леонард Уайтинг и Оливия Хасси, Леонардо Ди Каприо и Клер Дейнс)… Да и сейчас даже в самом страшном фильме имеется либо подружка супермена, либо друг невесты. Не являются исключением и ленты о сексуальных меньшинствах, что доказывают «Горбатая гора» Энга Ли и «Покажи мне любовь» Лукаса Мудиссона. Но о них поговорим в другой раз, сейчас на наших полках мелькают названия «Дама с камелиями», «Королева Кристина», «Мост Ватерлоо», «Унесенные ветром». На этих великих картинах выросли наши бабушки и дедушки, они знают наизусть диалоги Ретта Батлера и Скарлетт О’Хара, сцену смерти Маргариты Готье, визг шин и испуганное лицо балерины в исполнении Вивьен Ли. А как прелестна одна из главных принцесс кино Одри Хепберн и мужественен до нелепости Грегори Пек в «Римских каникулах». Нельзя забыть и страдающую от любви Ингрид Бергман в «Касабланке» и «Интермеццо». Что уж говорить о Роми Шнайдер, одна из картин которой носила программное название – «Главное – любить». Богини и рыцари экрана преобладали в эпоху «золотого века» Голливуда, они не исчезли после катаклизмов 68-го года, а всего лишь стали более понятны и правдивее. Известен казус «Истории любви» 1970 года – вроде бы простая картина стала одной из самых кассовых в кинолирике, а Райан О’Нил и Эли Магро надолго стали знаковыми фигурами.
Что уж говорить о нашем кино, которое несмотря на жесткие рамки всегда, прежде всего, увлекало любовной историей. Однажды Григорий Сиятвинда признался на встрече с ребятами из киноклуба «Золотой Век», что самая эротическая сцена на его памяти – в нашей производственной драме, где герои (в одной из ролей был Михаил Ульянов) многое выразили во взглядах. И, безусловно, трудно согласиться с тем, что «Весна на Заречной улице» с Николаем Рыбниковым – единственная стоящая картина о любви. А как же «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби», «Служебный роман», «Вокзал для двоих», «Вам и не снилось»? Достаточно вспомнить Ганжу из «Большой перемены» или Гошу из «Москвы...», чтобы понять – в нашем кино любовь играла главную роль во все времена. И неизвестно, насколько часто будут вспоминать «Ненормальную», как ту же «Весну на Заречной улице» или «Девчат».
Хотя следует внимательно присмотреться к последним картинам, возможно, не все так плохо (за исключением, наших сериалов!). «Невеста» построена по канонам мелодрамы, но в ней главную роль играют актеры. Диалоги, картинка, режиссура – на заднем плане. Разве мы забываем фразы из «Иронии судьбы»?! А насколько поражает съемка в лауреате Каннского фестиваля «Летят журавли»! О режиссуре многих старых картин вообще стоит говорить с величайшим почтением – так сейчас работают лишь немногие мастера.

Любовь, по признаниям многих актеров, трудно сыграть, тем более, во времена отечественной сексуальной революции, когда чувства уходят на задворки показухи и эротики. Но фильмы о сильных чувствах все же есть. О трагическом любовном треугольнике повествует «Дневник его жены» Алексея Учителя, иронически переосмыслен сюжет «камелии» в фильме Алексея Балабанова «Мне не больно», сложные личные взаимоотношения рассмотрены в «Человеке безвозвратном», Екатерины Гроховской, на грани безумия граничит любовь в «Эйфории» Ивана Вырыпаева (кстати, о самой безумной страсти в эпоху «чернухи» рассказывается не в «Маленькой Вере», а в «Дикой любви» с Ксенией Качалиной), по канонам лирического фильма 50-х создан «Питер FM» Оксаны Бычковой, о чувствах при кризисе среднего возраста мы узнаем из «Дикарей» Виктора Шамирова.

Любовь властвует над умами и по сей день, и в каждом поколении будет своя «Весна на Заречной улице». Будем надеяться, что будущие картины не пострадают от излишней пошлости и принесут зрителям радость. И первой из них вполне может оказаться скорая премьера комедии Александра Стриженова «Любовь-морковь»


фотографии

Обсуждение

анонс