ММКФ-2020: Ким Ки Дук и другие казахстанские сказки

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

ММКФ-2020: Ким Ки Дук и другие казахстанские сказки

8 октября заканчивается Московский международный кинофестиваль, в программах которого показали множество фильмов из разных стран, в том числе — три картины из Казахстана. Иван Афанасьев описывает их в порядке ухудшения кинематографической обстановки: от хорошей из параллельной программы к двум конкурсным — от посредственной до ужасной.


«Черный, черный человек» (реж. Адильхан Ержанов)

ММКФ-2020: Ким Ки Дук и другие казахстанские сказки

Один из наиболее известных и уважаемых казахских режиссеров на родине и за рубежом, Ержанов два года назад стал членом Европейской киноакадемии. На зарубежных кинофестивалях его фильмы уже давно частое, но всегда резонансное явление — «Хозяева» и «Ласковое безразличие мира» побывали в Каннах, а новейшая «Желтая кошка» принимала участие в минувшем Венецианском кинофестивале. На ММКФ Ержанов тоже частый гость: картины «Шлагбаум» (по его сценарию) и «Ночной бог» участвовали в основном конкурсе. Теперь он в статусе гостя представил одно из лучших своих творений — триллер «Черный, черный человек», ранее показанный в Сан-Себастьяне.

Тело изнасилованного и убитого мальчика находят в дремучем ауле посреди степи — маленьком островке безвластия, имитирующего законопослушность. Следователь Бекзат, кажется, и не помышляет изловить преступника: все в упадке, можно быстренько спихнуть вину на местного блаженного. Вмешивается неравнодушная журналистка из города, которая цепляется за несостыковки в деле и вынуждает Бекзата начать полноценное расследование. Параллельно с поиском настоящего убийцы в следователе будто просыпается совесть и желание противостоять затхлой коррупции маленького городка, но впереди его ждет, по всем законам жанра, лишь тьма, сгущаемая тем самым черным, черным человеком.

Читайте о творчестве Пон Джун Хо

Начинаясь как классический нео-нуар на манер «Настоящего детектива», фильм Ержанова быстро сворачивает в сторону анти-детектива в духе южнокорейских триллеров. Очевидный пример — «Воспоминания об убийстве» Пон Чжун Хо (даже завязка похожа), где номинально есть двое полицейских, маньяк и его жертвы, а на деле — кино о том, что в таких вот Богом забытых селах опасность может таиться даже в глиняном горшке. Так и здесь: условный ленивый следователь вступает в схватку с самим собой и нежеланием что-либо менять. Он пытается себя оправдать словами «Я всего лишь выполняю указание свыше», но постепенно понимает, что выше стоят чудовища в человеческом облике, для которых убитый ребенок — практически сакральная жертва, способная упрочить позиции сильных аула сего. Из детектива фильм превращается в сказку о битве уставшего добра с неведомым злом, которое разлилось в воздухе и вытягивает отовсюду жизнь.


«Судьба» (реж. Жанна Исабаева)

ММКФ-2020: Ким Ки Дук и другие казахстанские сказки

Женщина-режиссер в казахском кино — явление нечастое, а случай Исабаевой и вовсе почти уникальный: ее фильмы знают за рубежом и в России, да и на родине она обласкана вниманием как зрителей, так и критиков. Картину «Карой» она демонстрировала в рамках венецианской «Недели критики», а «Нагима» получила приз Сети продвижения азиатского кино — организации, знакомящей мировую публику с творчеством Цзя Чжанькэ, Наоми Кавасе, Брильянте Мендосы и других знаковых режиссеров региона. Наконец, ее «Света» — редкий фильм, где герои общаются на жестовом языке (как в «Племени» Слабошпицкого), — участвовала в престижном Токийском кинофестивале, а исполнительница главной роли стала номинанткой премии Asia Pacific Screen Awards, своего рода «азиатской Грэмми». «Судьба» — первая лента Исабаевой в конкурсе ММКФ, и, скажем прямо, на этот раз талант будто решил взять отпуск.

Читайте рецензию на «Племя» Слабошпицкого

В фильме показан отрывок из жизни юного Азата, приехавшего из далекого аула со смешным названием. Он пытается устроиться на подработку на завод, где работает его брат. Бригадир грустно сообщает, глядя в сломанную «четвертую стену», что родственник вернется лишь через два-три дня, работы нет, остаться ночевать тоже нельзя. Оказавшийся в затруднительном положении Азат выходит на улицу и идет направо — там ему предстоит встретить земляка, ввязаться в криминальную авантюру и чуть не попасть за решетку. История начинается заново: Азат выходит с завода — и уже идет налево, где в лесу его «ждет» изнасилованная девушка, которую парень попытается спасти, но сам попадет за решетку. Как вы уже догадались, есть и третий путь — прямо, — но о нем пока умолчим.

Сама идея экранизировать послание на былинном камне «Направо пойдешь — коня потеряешь, налево пойдешь — в тюрьму попадешь…» отдает некоторой нафталиновой свежестью. Однако фильму не удается избежать дежурного проговаривания закона Мерфи, согласно которому бутерброд падает маслом вниз, а юный казах, приехавший на заработки в Алматы, попадает в полицейский участок. Именно это и случилось с «Судьбой»: он грубо сделан, лишен искры, а, значит, и его малобюджетность неизбежно бросается в глаза и отягощает просмотр.


«Растворяться» (реж. Ким Ки Дук)

ММКФ-2020: Ким Ки Дук и другие казахстанские сказки

В прошлом Ким Ки Дук, будучи председателем жюри ММКФ, награждал «Золотым Георгием» отличный казахский фильм Фархата Шарипова «Тренинг личностного роста», а в этом сам претендует на главную награду — правда, в статусе режиссера, фактически изгнанного из Кореи после обвинений в домогательствах и сексуальном насилии. Судя по всему, именно теория пары рукопожатий, а не уровень картины помогли казахскому дебюту эпатажного корейца попасть в конкурс. Фильм Ким снимал, не зная ни русского, ни казахского, и выступил в качестве режиссера, сценариста, оператора, монтажера и даже звукорежиссера. Результат, что называется, налицо: можно смело признать, что он снял худший фильм в карьере.

Читайте рецензию на «Тренинг личностного роста»

Картина рассказывает о двух девушках (в титрах — «Девушка #1» и «Девушка #2») из диаметрально противоположных миров. Первая живет в ортодоксальной семье, где папа, мама и брат диктуют ей, во сколько возвращаться домой, с кем гулять, что надевать и как разговаривать — в общем, типичная женщина в фильмах Ким Ки Дука. Вторая ходит на свидания с богатым спонсором, бычит на мужчину, случайно наступившего ей на ногу, наслаждается свободой и ведет себя, как другой излюбленный кимовский типаж. Однажды они встречаются, и #2 предлагает #1 поменяться ролями — не навсегда, а так, «чисто родаков на место поставить». Понятно, что для обеих ничем хорошим эта игра в переодевания не закончится.

Читайте об «Острове» и других примечательных корейских фильмах

«Растворяться» — к добру или худу — квинтэссенция творчества Ким Ки Дука: первая героиня напоминает девушку из «Пустого дома», вторая — из «Острова», сюжетная коллизия — о «Самаритянке», а финал косплеит концовку «Пьеты». Складывается впечатление, что ради воспоминаний о былом (величии?) все это и создавалось: «мыльная» картинка, снятая на студенческую камеру Mark II с пришпиленным к ней микрофоном (как следствие — звук имитирует репортажи НТВ), диалоги уровня курсовых первокурсников ВГИКа, актеры, будто бы вышедшие из любительского театра… Творец, конечно, никому ничем не обязан, тем более в трудные времена, когда экспрессивно (временами через край) играющая Динару Жумагалиеву оказывается еще и единственным продюсером фильма. У многих инди-режиссеров случаются фильмы-междусобойчики, но зачем его выставлять в конкурс международного кинофестиваля и показывать на большом экране, который каждый недостаток подчеркивает и обводит незримым красным маркером? Возможно, падение курса рубля стало роковым для почти что поселившегося в России Ким Ки Дука — и гамлетовское «снимать или не снимать» для него больше не актуально.


Обсуждение

Ссылки по теме

фотографии

анонс