«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне

В Выборге в самом разгаре - XXV Фестиваль российского кино «Окно в Европу». Фильмов в программе много: хороших, плохих, злых. Гостей также немало. За несколько фестивальных дней город посетили Гоша Куценко, Евгений Ткачук, Катерина Шпица, Сергей Рост, Александр Яценко и другие популярные актёры, а также режиссеры, продюсеры, критики и журналисты. Но самое главное - зрители, ведь это зрительский фестиваль и главное событие лета для многих жителей этого небольшого, но славного города. Не будем рассказывать о фильмах, которые у всех на слуху и про которые мы писали с Кинотавра, а поговорим о новых премьерах и о документальном кино, которое зачастую опережает игровое по интенсивности заложенных в него мыслей.

«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне
фото: Макс Милиан

Смотр открылся 6 августа тремя картинами. Конкурс неигрового кино стартовал документальной лентой Юлии Бобковой «Последний вальс», в рамках программы «Выборгская премьера» состоялся показ комедии Владимира Зайкина и Эдуарда Радзюкевича «Графомафия», а фильмом открытия стала новая работа Гарика Сукачёва «То, что во мне». К «Графомафии» мы ещё вернёмся - через неделю она выйдет в российский прокат, а пока подробней про остальные фильмы.

«Последний вальс» представляет собой личное высказывание композитора Олега Каравайчука (в титрах он автор идеи) о наболевшем - судьбе дачного посёлка Комарово, некогда прославившегося благодаря тому, что в нём жил и творил весь цвет творческой интеллигенции (Шостакович, Ахматова, Бродский, Уланова и многие другие). Когда развалился Советский Союз, пришёл в упадок и посёлок. Дома стали раскупать все, кому не лень, и постепенно из Комарово исчез дух творчества. «Последним из могикан», сохранявшим здесь частицу света, был Каравайчук, но его, как вам известно, не стало в прошлом году, а вместе с ним утратило свою сущность Комарово. Картина изобилует хроникой, размышлениями художника о проблемах современности, но порой за рассказом об обитателях этого известного на всю страну посёлка теряется личность самого рассказчика, который уже никогда не уедет в Комарово.

«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне
фото: Макс Милиан

В ленте «То, что во мне», наоборот, слишком много рассказчика и создателя, т.е. Игоря Сукачёва, который вернулся к кино спустя 7 лет после «Дома Солнца». По сюжету документально-игрового роуд-муви, режиссёр и музыкант отправляется на Алтай, руководствуясь найденным старым советским путеводителем. Путешествие получается очень длинным, как и сам фильм. На пути встречаются интересные люди и места, очень много красивых пейзажей (оператор - Вартан Канцедал), но, несмотря на основательный хронометраж (112 минут), кино смотрится как калейдоскоп и местами похоже на американские горки. По сути, это научно-популярный фильм, что подтверждает активное участие Русского географического общества в его создании. Помимо часто завораживающего визуального ряда, в картине, разумеется, много хорошей музыки, включая песни самого Сукачёва и исполнителей с Алтая. Но всё-таки не хватает души, всё нарочито и шаблонно, а финал с хроникой, на которой зафиксировано жертвоприношение лошадей, настраивает против всей поведанной истории. Впрочем, стилистическая выверенность не является сильной стороной киноработ Сукачёва.

Обе ленты выглядят любопытно, но главное их достоинство заключается в том, что они подготовили зрителей и критиков к тому, что их ожидало в последующие дни. В частности, была показана масса мультфильмов и неигровых картин. Среди последних особое место занимают 4 фильма.

«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне
фото: Макс Милиан

Во-первых, нашими личными фаворитами стали «Каждая собака» Виктории Казариной и «Озеро» Дарьи Блохиной. Работа Казариной посвящена душераздирающей истории волонтёров, которые каждый день спасают от голода и холода 900 собак, обитающих в столичном муниципальном приюте «Дубовая роща». Лишь единицам из них находят в конце фильма новых хозяев, большинство же псов проживают весь свой век в подобных приютах. Несмотря на грустную тему, кино получилось светлое и вселяющее хоть малую толику надежды. Что касается картины Блохиной, то она посвящена супругам Филипповым, проживающим на Севере вдали от цивилизации. Самое интересное в фильме - это сочетание любительских съёмок и профессиональной камеры самого режиссёра. Главная героиня требует, чтобы муж снимал её каждый день: с оленями, на закате, во время рыбалки и т.д. При этом у семьи своя трагедия - озеро, возле которого они обитают и работают, отобрало у них единственного сына. Но уезжать они в город не собираются, поскольку верят, что озеро и суровый климат продлят им жизнь. Фильм не без иронии наблюдает за жизнью обычных людей в необычных обстоятельствах и поражает, прежде всего, стойкостью главных героев.

Во-вторых, примечательны «Мама» Ольги Короткой и «Чемодан без ручки» Элен Нелидовой. Первая, как не трудно догадаться из названия, посвящена матери, выходившей больную дочь. Врачи, как обычно, говорили, что девочка не будет ходить, видеть и слышать, но мать поборола многие её недуги. Лента получилась без надрыва и слёз, что пошло только на пользу истории. Лента же Нелидовой и вовсе смотрелась, как комедия, поскольку в ней шёл рассказ о размолвке молодых людей, собирающихся пожениться. Причиной послужила больная бабушка парня, а результатом стали семейные посиделки на диване: он играет в шутер, а она пытается с ним разговаривать. Типичная история типичной современной семьи.

Среди неигровых лент в конкурсе были не только традиционные документальные работы, но и научно-популярное кино, и эксперименты. «Ах, Эрмитаж!» Ашота Джазояна представляет собой клиповый групповой портрет работников Государственного Эрмитажа. «КМСНТК» Кати Диковой выполнен в духе «чистого кино» и взывает визуальным рядом к внутренним ощущениям. «Диссернет. Эволюция альтруизма» Дмитрия Завильгельского сочетает в себе заумные речи учёных с проясняющей всё, что они говорят, анимацией. «Забытые полёты» Андрея Осипова посвящены талантам, которые стали жертвами эпохи Сталина. А «Старший сын» Алисы Кучинской рассказывает о мире глазами и устами ребёнка.

В заключение, пара слов об игровом кино. Самым шикарным, на наш взгляд, является режиссёрский дебют Александра Ханта «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов». Залихватское роуд-муви в духе Алексея Балабанова и Романа Каримова украшают под модный саундтрек отточенной игрой Евгений Ткачук и Алексей Серебряков, а история, как и многие ленты фестиваля, закручена вокруг «лихих 90-х». Что радует, здесь нет никакого пиетета и слащавости по отношению к людям с ограниченными возможностями. Обездвиженный персонаж Серебрякова поначалу даже не вызывает сочувствия, да и впоследствии выглядит не как набор штампов, заложенный в умы обывателей, а как отъявленный бандит, которого не исправила даже инвалидная коляска. Конечно, можно было обойтись в этом современном лубке без своеобразного хэппи-энда, но он практически не испортил эту чудесную ленту.

«Окно в Европу»-2017: То, что во мне, и то, что вовне
фото: Макс Милиан

Ещё одна неплохая лента - «Ничей» Евгения Татарова - придётся по душе любителям социальных драм. Здесь, в отличие от работы Ханта, главным героям не даётся второго шанса. Тётя (Надежда Маркина) из-за своих поступков теряет своего племянника-детдомовца, а сам мальчик (Олег Чугунов), как Колобок, уходит от всех. При этом в сюжете можно встретить ассоциации на типичные американские сюжеты про детей, которые дружат со странными взрослыми (как пример - «Один дома»). А «Костя» Романа Каргаполова найдёт отклик во многих, кто любит собак. Режиссёр снял картину на основе истории знаменитого пса по кличке Верный, который 8 лет ждал своих хозяев - молодую пару - на месте их гибели. К сожалению, фильм портят непроработанные персонажи, особенно погибшая пара влюблённых, слишком часто изображающаяся в белом.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс