Кинотавр-2017: 10 фактов о новейшем российском кино

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

Кинотавр-2017: 10 фактов о новейшем российском кино

Кинотавр-2017: 10 фактов о новейшем российском кино

Кинотавр-2017 объявил программу. Ситора Алиева называет ее «самой дискуссионной программой за последние годы». Откуда авторы черпают темы и смыслы, куда направлены их взгляды, кто их герои – все это мы узнаем через три недели: фестиваль открывается 7 июня. Уже сейчас можно сказать, что в конкурсе есть и исследование реальных трагических событий прошлого («Заложники» и «Теснота»), и частные семейные истории настоящего («Аритмия» и «Близкие»), и поиски новой, лучшей жизни в будущем («Голова. Два уха», «Рок», «Три сестры»). Одни фильмы полны боли («Жги», «Турецкое седло», «Скоро все кончится»), другие пытаются шутить над окружающей реальностью («Блокбастер», «Мертвым повезло», «Мифы о Москве», «Прорубь»). Даже простое чтение названий этих картин будоражит нервы и воображение. В их ожидании, стоит пока присмотреться к тем тенденциям, которые обнаружили отборщики, посмотрев присланные в конкурс 77 полнометражных и 480 короткометражных фильмов.


1. Мужчины-режиссеры снова на коне

Мужчины вернулись в кино или не уходили оттуда? Ситора Алиева, полагает, что так называемый "женский бум" в нашем кино – явное преувеличение. По крайней мере, в этом году из 77 присланных работ только 11 были сняты режиссерами-женщинами, из них в основную конкурсную программу попал только один фильм – «Близкие», дебют актрисы Ксении Зуевой.

Близкие


2. Регионы говорят Москве «подвинься»

Десятилетиями в российском прокате и на фестивалях показывали только фильмы, произведенные в Москве и Санкт-Петербурге. В этом году целых 12 фильмов из 77 было прислано из регионов – из Уфы, Бийска, Екатеринбурга, Волгограда, Воронежа, Сергиева Посада. В прошлом году региональных работ было только 5. В программе этого года оказались картины «Мертвым повезло» режиссера из Башкирии Вадима Валиуллина и «Теснота» Кантемира Балагова из Кабардино-Балкарии.

Теснота


3. Российские режиссеры и европейские продюсеры перестали бояться друг друга

Нельзя не порадоваться тому факту, что отечественные кинематографисты понемногу учатся договариваться с европейскими фондами и студиями и заинтересовывать последних своими проектами. Число полноценной копродукции в конкурсе Кинотавра по сравнению с прошлым годом выросла ровно в два раза. Если в прошлом году был только один фильм совместного производства, «Зоология», то в этом уже два – «Аритмия» Бориса Хлебникова (Россия - Финляндия – Германия и фонд «Евримаж») и «Заложники» Резо Гигинеишвили (Россия – Грузия – Польша).

Аритмия


4. Российское кино решительно пытается слезть с иглы государственных субсидий

Это наиболее важная подробность, которую первыми уловили отборщики Кинотавра. 9 из 14 фильмов конкурса сняты без поддержки государства. Три фильма конкурса получили субсидии Министерства культуры («Аритмия», «Жги», «Три сестры»), две – Фонда Кино («Блокбастер», «Рок»), а все остальные картины сняты на деньги независимых источников.
Поскольку это, действительно, невероятно важно, прочитайте, что об этом говорит Ситора Алиева: «Можно сказать, что на наших глазах происходит неожиданное изменение отечественного индустриального пейзажа, который совсем недавно представлял собой просто относительно цивилизованную очередь к госбюджету. Именно это формировало и внутренний творческий самозаказ, и профессиональный конформизм, и прочие перверсии, неизбежные при такой жесткой связке художника и государства. Но сегодня многие авторы готовы изменить сложившуюся практику создания фильма в нашей стране. Они придумывают идеи, которые способны заинтересовать сторонних инвесторов, которые убедительны и не требуют гигантских бюджетов. Это абсолютно новая ситуация, и в ней задействованы разные поколения режиссеров. Подобный отказ от денег государства доказывает, что в наше кино возвращается имманентное желание авторов быть свободными в своих сюжетах и трактовках – прошлого, настоящего и будущего».

Мертвым повезло


5. Мы другие, мы вне системы

Президент фестиваля Александр Роднянский уверен, что стоит присмотреться внимательнее к новому поколению режиссеров, потому что они и есть – ростки нашей новой кинематографии. «Новые русские режиссеры не только молодые. Они д р у г и е. Инфантильны. Почти напрочь лишены рефлексии. Они снимают фильмы, стремясь включить в экранное творение весь, пусть небогатый, но все же собственный опыт. Их насмотренность бессистемна, хаотична. Их представления о кинематографической классике, увиденной на домашнем компьютере, сильно отличаются от общепринятых. И им абсолютно не нужны деньги Министерства культуры и Фонда кино», - говорит он, и это воодушевляет.

Одним из таких внесистемных фильмов в конкурсе «Кинотавра» будет «Прорубь» Андрея Сильвестрова – экспериментальная картина на стыке кино и медиа-арта.

Кинотавр-2017: 10 фактов о новейшем российском кино


6. Кино все возрасты покорны

Хотя в целом Кинотавр явно помолодел, смена поколений, которую замечают организаторы, не в первую очередь зависит от возраста. Среди дебютантов в конкурсе 24-летний Иван Шахназаров, 38-летний Кирилл Плетнев и 56-летний Алексей Рыбин, музыкант из первого состава группы «Кино». Всего из 14 картин – 7 дебютов. Кроме того, еще два фильма по европейским меркам тоже можно считать дебютами, поскольку они являются вторыми фильмами режиссеров. Самый возрастной участник Кинотавра - Юсуп Разыков, автор более трех десятков кино- и телекартин. В конкурсе его картина «Турецкое седло».

Турецкое седло


7. Будь режиссером, даже если ты токарь

Продолжается тенденция пополнения рядов российских режиссеров, пришедших из других профессий. В кино идут не только выпускники киношкол. Режиссерами становятся кинокритики (Роман Волобуев «Блокбастер», Ким Белов «Акадо» - участник короткого метра), актеры (Кирилл Плетнев «Жги», Ксения Зуева «Близкие»), музыканты (уже упомянутый Алексей Рыбин «Скоро все кончится»), театральные постановщики (Александр Молочников «Мифы о Москве»), в нынешнем конкурсе есть даже один режиссер-медицинский работник. Мы считаем эту тенденцию прекрасной и убеждены, что настоящий кинорежиссер имеет за плечами не только жизненный опыт, но и первое высшее образование в другой сфере, как например Алексей Попогребский, закончивший психологический факультет МГУ или Сергей Лозница – по образованию математик.

Скоро все кончится


8. Самый быстрый способ выбиться в люди – выиграть короткометражный конкурс Кинотавра

Кинотавр в очередной раз показал, как он открывает новые имена. В основном конкурсе этого года друг с другом будут соревноваться два победителя короткометражной программы прошлых лет. Вадим Валиуллин в том году взял главный приз короткого метра с фильмом «Кредит», Кирилл Плетнев – уехал с точно такой же наградой в 2015 (картина «Настя»). Два других конкурсанта Иван Шахназаров и Виталий Суслин тоже в прошлом году показывали в Сочи свои короткометражки. И все мы помним, конечно, что ранее подобный трюк проделывали Юрий Быков, Жора Крыжовников, Иван Твердовский, Нигина Сайфуллаева – все они «вышли» из короткого метра.

Жги


9. Короткий метр стал короче

Будущим участникам на заметку: у вас гораздо больше шансов попасть в программу, если ваше кино идет 10 минут (таких работ в этом году было 98). Уменьшение регламентного хронометража – политика фестиваля. За счет этого в этом году в короткометражном конкурсе уже не 21, а 28 работ, отобранных из 480 присланных. Среди них фильм Оксаны Карас «Как большие», «Тупик» Антона Сазонова, «Акадо» Кима Белова, бывшего уже главного редактора GQ, и два фильма с названием «Пассажир».

10. Главное мерило успеха по-прежнему крупные международные кинофестивали

«Нелюбовь» Андрея Звягинцева выходит в российский прокат сразу после Каннского фестиваля, 1 июня, и не будет закрывать Кинотавр, как это происходило с двумя предыдущими фильмами Звягинцева. Продюсер картины Александр Роднянский прокомментировал решение тем, что компания не хочет тратить лишние средства на рекламу и раскрутку фильма уже после того, как каннское эхо затихнет. Тем не менее, «Нелюбовь» покажут в Сочи в рамках специального события. В конкурсе же - другая российская картина из программы надвигающихся Канн – «Теснота» Кантемира Балагова. И, конечно, будут «Заложники» Резо Гигинеишвили - фильм из внеконкурсной программы минувшего Берлинале. Из плохих новостей: фильм «Война Анны» Алексея Федорченко еще не готов, он заявлен лишь в рамках новой деловой программы Кинотавра Work-in-progress, где покажут отрывки из него. Другой ожидаемый проект, «Маяковский» Александра Шейна, наоборот, готов, но по-слухам, слишком хорош, чтобы его «светить» на российском фестивале – ему желают лучшей судьбы. Впрочем, эта новость, скорее, хорошая.

Кинотавр-2017: 10 фактов о новейшем российском кино


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс