Роттердам-2017: Все могут «короли»

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

Роттердам-2017: Все могут «короли»

Закончившийся в Нидерландах Роттердамский фестиваль в очередной раз провозгласил интерес к душевным странностям

Роттердам-2017: Все могут «короли»

Когда-то Роттердам был если не наш, то во всяком случае мы были с ним на дружеской ноге. Российские фильмы были разбросаны едва ли не по всем фестивальным программам, а их тут полтора десятка. Только за последние годы Роттердам увидел «Трудно быть богом» Алексея Германа, «Морфий» Алексея Балабанова, «Бумажного солдата» Алексея Германа-мл., «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики, «Шультес» Бакура Бакурадзе, «Комбинат "Надежда"» Натальи Мещаниновой, «Еще один год» Оксаны Бычковой, «Страну Оз» Василия Сигарева, «Ангелов революции» Алексея Федорченко. На волне недовольства Россией сюда приглашали девушек из Пусси Райот, которые представляли фильмы про них же. Девушкам устраивали многолюдные встречи с желающими разобраться в механизме работы российского судебного аппарата и заодно – российской демократии. Фестиваль распространял заявления в защиту Олега Сенцова.
В этом году стало заметно, что интерес к России резко снизился. В программе – ни одного российского фильма, причем не только в «больших» программах – основном конкурсе и конкурсе молодого экспериментального кино Bright Future, но и в параллельных, тех, что называются «на любителя» и идут в маленьких залах далеко от главной фестивальной площадки – кинокомплекса Doelen.

Не будем спешить объяснить это политическими мотивами – существуют вещи куда более объективные и серьезные, нежели политика. Например, объективный взгляд специалиста со стороны. Ведь и на крупные фестивали нас не особенно зовут. Исключение – «Рай» Андрея Кончаловского в Венеции. Жаль, что эта тенденция не тревожит чиновников от российского кино.

Роттердам-2017: Все могут «короли»

В качестве вполне весомого аргумента против политический подоплеки невнимания к российскому кино отметим победу российского проекта на роттердамском рынке CineMart - он традиционно проходит тут каждый год в рамках фестиваля. Нынче с победой и главным призом от Eurimages Co-production Development Award, а также с 20 тысячами евро из Роттердама уехал Иван Твердовский – он получил награду за свой новый проект «Jumpman». Вручая награду, жюри так прокомментировало свой выбор: «Премия достается проекту, который посредством, казалось бы, простой истории поднимает вопросы растущего онемения и безразличия нашего общества к тому, что происходит вокруг. Этот молодой и талантливый режиссер предпринимает попытку снять высокохудожественное кино, рассчитанное на широкую аудиторию, при этом продолжая развивать язык кино». О чем конкретно будет новый фильм автора «Класса коррекции» и «Зоологии» - создатели картины пока не говорят. Известно лишь, что главный герой – человек с уникальными способностями. Учитывая название – возможно, с повышенной прыгучестью. Твердовский вообще любит выбирать героев с физическими странностями – вроде хвоста у героини «Зоологии» - и строить на них сюжет.
Приз Eurimage - гарантия того, что фильм не останется без внимания европейских кинофондов и что поиски западных партнеров, а также возможности продвижения картины будут существенно облегчены. Ранее приз Eurimage на развитие копродукции получал лишь один фильм с участием России – проект «Чайка» испанского режиссера Мигеля Анхела Хименеса – совместное производство Испании, Грузии, России и Франции, который в 2011 году также получил финансовую поддержку фонда на производство. И это, кстати, очень обнадеживающий факт – по крайней мере появилась надежда, что российское кино, чьи молодые представители сейчас замечены Западом, вернется на международную орбиту киноиндустрии.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Теперь – о том, что происходило на фестивале помимо российских радостей. А происходило буйство артхауса – настоящего, беспримесного. Когда-то радостного, когда-то – удивительного, а когда-то – и раздражающего. При этом интересно, что главный приз – роттердамского «Тигра» жюри отдало совершенно не артхаусному кино – индийской «Сексуальной Дурге» (Sexy Durga) Санала Кумара Сасидхарана. Дурга – одна из самых популярных индуистских богинь, а заодно так зовут главную героиню. «Сексуальная Дурга» - роуд-муви, в котором героиня со своим приятелем, автостопщики, попадают в самые немыслимые ситуации. Словом, кино – отличный выбор для фестиваля незатейливого индийского кино, а его триумф в Роттердаме по меньшей мере странен.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Зато спецприз жюри отошел картине – полной противоположности развеселой «Дурги» - картине режиссера Нильса Аттала «Король» (Rey). Это история известного французского адвоката-авантюриста Орели-Антуана де Тунана, отправившегося в Чили и там провозгласившего себя королем Патагонии. Сам «король» был, скорее всего, безумен, хотя споры о той истории ведутся до сих пор. Некоторые историки уверены, что де Тунан был-таки провозглашен вождем одного из тамошних племен. История безумного «короля» предсказуемо рассказывается безумным же языком. Главный авторский ход: сняв фильм на пленку, режиссер закопал пленку в землю и продержал ее там два года, чтобы она покрылась пятнами и царапинами. В результате изображение получилось похожим на безумные лихорадочные видения нездорового человека. За это предельное остроумие режиссер был награжден спецпризом жюри.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Одной из самых важных и самых болезненных тем для режиссеров, снимающих авторское кино, были и остаются отношения творчества и собственного «я». Чем дальше искусство уходит от простых форм, тем настойчивее звучит вопрос: «Во имя чего?» Во имя чего художник придумывает бесконечные запутанные ходы, по которым пускает свою авторскую мысль? Зачем они, эти ходы, если есть прямые русла? Видно, что эти вопросы не дают покоя сегодняшним режиссерам. Например, картина Константина Боянова «Светлое будущее» (Light Thereafter) рассказывает о совсем юном художнике, который вдруг чувствует, что должен отправиться к своему кумиру французскому художнику Арно – без встречи с ним юноша не в состоянии ничего написать. Путешествие к своему кумиру оборачивается неожиданными приключениями, доказавшими, что усложнять природу творчества не надо – она и без того слишком сложна и хрупка, чтобы еще искать для нее новые виражи.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Примерно то же пытается объяснить испанский режиссер Педро Агилера. Герой его конкурсного фильма «Демоны глаз» (Demonios tus ojos), режиссер артхауса, пытается найти новый источник вдохновения и ищет его в подглядываниях за сводной сестрой, в которую к тому же оказывается влюблен. Разумеется, источник вдохновения оказывается фейком, и нам преподносят известную, в общем-то, истину: не пытайся найти искусство за пределами собственной души, особенно если эти поиски сопровождаются сомнительными с точки зрения морали телодвижениями.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Словно вслед, в пандан – хорватская картина «Короткая экскурсия» (Kratki izlet) Игоря Бежиновича, сюрреалистическая трагикомедия о компании молодых людей, после бурно проведенной ночи отправившихся искать монастырь с древними фресками. В пути один за другим участники экскурсии пропадают, так и не дойдя до монастыря с фресками. А вот будет вам наука – стремление к прекрасному порой находит самые сложные, самые опасные пути, и еще не факт, что конец этого пути будет счастливым.

Роттердам-2017: Все могут «короли»


И один из самых сильных фильмов фестиваля – «Последняя семья» (The Last Family) молодого польского режиссера Яна Матушинского, рассказывающий историю жизни и гибели семьи знаменитого польского художника Здислава Бексиньского, создателя апокалиптических картин и одного из самых мрачных художников ХХ века. Немыслимо тягостная, трагическая картина, разыгранная блистательными актерами (Анджей Северин получил за роль Бексиньского приз за лучшую мужскую роль в Локарно) рождает мрачные подозрения: неужели творчество способно стать тропой к гибели? Жизнь и искусство – они и правда где-то за спиной у тебя в сговоре и усмехаются над твоей доверчивостью?

Роттердам-2017: Все могут «короли»


Два года назад сменилось руководство Роттердамского фестиваля. Многое поменялось – например, перестала выходить фестивальная ежедневная газета, удобный навигатор по фестивалю. Одновременно новое руководство решило сократить количество конкурсных фильмов, ограничившись восемью. Правда, в конкурсе Bright Future по-прежнему 16 фильмов, ну и еще порядка четырехсот – в остальных программах. Но главное в Роттердаме остается – неиссякаемый интерес к тому кино, который не оглядывается на кассовые сборы, а методично копошится в человеческой душе.


фотографии

Обсуждение

анонс