«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Гран-при 24-го выборского кинофестиваля «Окно в Европу» получила якутская драма «Его дочь» Татьяны Эверестовой, она оказалась медитативным, стройным и нестыдным произведением, в котором режиссер вспоминает о своем детстве в компании бабушки и дедушки - под аккомпанемент радио, вещавшего о встрече Брежнева с металлургами, мычание коров, шелест ветра и сцены из «Берегись, автомобиля», просмотренного почти всей семьей на новеньком телевизоре. На лишившийся с тех пор уважения ящик тут красноречиво кладут салфетку - именно такими деталями, ненавязчивой и деликатной реконструкцией и хороша «Его дочь». В сущности, это такой семейный фотоальбом: красивый, опрятный, местами завораживающий, но некоторые страницы у зашедших с улицы гостей возникает желание пролистать, особенно те, что снабжены патетическими комментариями о преимуществах внешнего над внутренним.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Оставшиеся после первого обзора фильмы конкурсной программы по большей части продолжили соревнования на тему беспомощности и беспощадности: в бой пошли сказки и растворенные в авторском стиле ироничные триллеры.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать


Типа сказки

Дебютный фильм ученицы ВГИКа Ксении Баскаковой «Птица» - сказка про туберкулез, объединяющая двух больных закрытой формой: панк-рокера, фронтмена группы «Симаргл» по кличке Птица (Иван Охлобыстин) и девочку-подростка Катю (Евдокия Малевская), чьи родители развелись. С отцом-адвокатом она толком никогда не общалась, а мать (Анастасия Мельникова) постоянно заламывает руки, жалуется на дочерин характер и живет уже с другим мужем, от которого родила еще двоих детей. Местами остроумно придуманная (среди сценаристов - Ярослава Пулинович), «Птица» - как начинающий музыкант - лажает подозрительно часто: местный панк-рок похож на что угодно, но не на панк-рок (апофеозом панкования оказывается песня «Мошка» группы «Мумий Тролль»), Охлобыстин в роли старичка-лесовичка в наколках отыгрывает умеренную версию доктора Быкова, а все незначительные героини в этом мире - кроме Кати, ее мамы и пожилой балерины-туберкулезницы - исключительно длинноногие модели. Когда «Птица» пытается быть актуальной и упоминает какой-то перфоманс на Красной площади, становится совсем уж неудобно за такой фальшак, и это чувство только усиливается, когда в финале играет «Прогулки по воде», а в кадре возникает Гарик Сукачев с белоснежными крыльями. То ли «панковский», то ли «готичный» кавер на «Медведицу» тоже «Мумий тролля» закономерно венчает этот эклектичный и псевдо-жизнеутверждающий парад сломанных игрушек.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Еще одна сказка - теперь от тандема режиссера Анны Чернаковой и сценариста Александра Адабашьяна - «Жили-были мы» (по аналогии с «Птицей» ее можно назвать сказкой про шизофрению) не просто стала участником основного конкурса, но и удостоилась чести быть фильмом открытия фестиваля. Мама (Светлана Иванова) доведена до ручки: кто-то разбил деревянного ангела и не признается (судя по тому, что ангела распополамило - в несчастном случае участвовал топор), кто-то разлил чернила на ее суперважный чертеж (судя по чертежу, маме двенадцать лет, и она его срисовывала из учебника по истории). В сердцах она уезжает в Сибирь (!), а отец (Леонид Бичевин) остается с дочерью: они решают перекрасить все стены в доме, он рассказывает, как познакомился с мамой («тогда - Сашкой»), а дочь учит его путешествовать во времени при помощи вращающегося колесика от тележки и картин (механизм такой: покрутил, полотно задымилось - прыгай). В истории также присутствует злодей Мовэ (Дмитрий Певцов) - картавый любитель чужих колесиков и жен, но отнюдь не он главная проблема злополучного семейства. «Жили-были мы» виртуозно прикидываются фильмом, который придумали и сняли дети, но кто-то постоянно жмет на тормоза - и лента застывает в полупозиции между сомнительным экспериментом и чистым как слеза младенца трэшем. В последний неплохо вписалась песня «Ванинский порт», которую распевает маленькая героиня (про то, как зэков везут на Колыму).

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать


Типа триллеры

Про дела семейные в жанре разбавленного триллера рассказывает Роман Каримов в ленте «Черная вода» - истории про единокровных братьев Максима (Дмитрий Богдан) и наркомана на лечении Петра (поэт и фронтмен группы «Макулатура» Евгений Алехин), а также девушку Максима Полину (Ирина Старшенбаум), которые едут в глушь под Петербург, чтобы починить приобретенный по дешевке корабль, а по пути знакомятся с местными жителями - запущенными реднеками, которые смотрят искоса и бормочут проклятия. Каримов отказывается в «Черной воде» работать с жанром, слишком редко пуская в ход сапсенс и заполняя двухчасовой хронометраж порой откровенно идиотскими диалогами (- «Мы ездили на кладбище к матери». - «А что с ней?»; «Жизнь - сложносочиненное уравнение»). В такой атмосфере коленца сюжета не вызывают горячих эмоций, а финал сильно проигрывает по осмысленности явлению быка Бориса, совершающего ночную трапезу на кладбище в компании хозяина Николая.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Также крепкое плечо жанра не помешало бы «Дизлайку» Павла Руминова - подростковой комедии про блогеров в маске слэшера. Восемь самых популярных видеоблогеров рунета отправляется в загородный дом, чтобы испробовать новый энергетик и получить за рекламу солидное вознаграждение. "Кинообзорщик", пранкер (по кличке Пранк), девушка, говорящая исключительно шепотом, и настоящая звезда Таша (героическое сражение с покерфейсом видеоблогера Марии Вэй) и остальные троллят друг друга и собираются срубить денег, пока не оказывается, что с ними хотят сыграть в одну игру таинственный голос и некто в маске младенца и с топором. Задумав картину как оммаж любимым хоррорам и трэш-фильмам детства («Фантазм 2», «Телемертвецы», «Пятница 13-е» и «Хэллоуин»), Руминов упорно игнорирует саму механику слэшера: «Дизлайк» пестрит поклонами любимым лентам и шутками, но страшно проседает, стоит ему ступить на кровавую тропу. Юмор почему-то оказывается антонимом страха (от слишком человеческих шагов анонима в маске весь саспенс улетучивается), но главный рассинхрон в другом: слишком демонстративно и дистанционно играя в расфокусированный жанр, Руминов ослабляет эффект от череды финалов, которые хоть и выпрыгивают, в общем-то, неожиданно, но в жанровом регистре работали бы как преднокаутное комбо боксера-тяжеловеса. В противном случае ухмылку, возникающую от дурашливого блогерцида, перенимает финал, сообщающий, что настоящий монстр не в маске, и это даже не равнодушные любители фана из интернета. У настоящего монстра всегда неожиданные амбиции.

Павел Руминов перед сеансом попросил упоминать, что в Выборге показали рабочую версию, а не прокатную, но вряд ли к 22 сентября эту все-таки остроумную (особенно в сатирическом смысле) картину доснимут до полновесного слэшера, а значит, ключевые недостатки никуда не денутся.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать


Окно закрыто

Финальным аккордом фестиваля стал «День до» - альманах под продюсерским патронажем Александра Цекало, рассказывающий четыре истории, случившиеся на фоне мчащегося к Земле метеорита.
Александр Карпиловский снял новеллу о том, как мальчуган при помощи комикса про Человека планетА (не спрашивайте) отвратил апокалипсис на фоне ругающихся родителей и знакомой пары (героиня Дарьи Мороз ревнует мужа Анатолия Белого к давней подруге с исполнении Елены Лядовой. Последняя страдает от того, что «в нее никто не кончает», и она так и не стала матерью).
Вторая новелла - за авторством Владимира Котта - повествует о довольно интеллигентной семье, которая выкрала замороженного в криогенной капсуле знаменитого и смертельно больного детского поэта (Юрий Стоянов), а тот оказался самовлюбленной скотиной, но все-таки с душой.
Третий сюжет придумал и срежиссировал Александр Котт: неожиданный для режиссера вульгарный питерский парафраз Рапунцель про деспотичного отца (Александр Лыков), который хочет встретить конец света в кругу семьи, а его дочь (Дана Абызова) влюблена в небогатого юношу (Александр Петров) и стремится провести эти часы с ним. Новелла начинается с погони, а заканчивается в духе «Ромео и Джульетты» - только монтаж предсмертного миража в виде занимающихся сексом на асфальте героев со сценами плачущих родителей рождает, скорее, комический эффект.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать

Заключительную главу, сочиненную Петром Тодоровским, остроумно снял Борис Хлебников: отечественные люди творческие личности гражданской наружности - режиссеры, писатели etc - ломятся в закрытую дверь Министерства культуры, чтобы загрузить свои бессмертные произведения в капсулу, которую отправят в космос. Среди алчущих - композитор (Сергей Бурунов), автор непотребного шлягера «Пруд детства моего». На пути к цели ему предстоит пройти испытание медными трубами, министерским секретарем (Ксения Раппопорт) с пистолетом и одетым в платье министром (Сергей Маковецкий).

Представляя фильм, Цекало объявил, что альманах родился из желания пошалить - и Хлебников единственный у кого это получилось более-менее нестыдно: Игорь Золотовицкий в роли условного Михалкова восклицает «Да, три моих фильма были говно», а Маковецкий-Мединский с заботой извлекает из ящика стола упитанный томик труда про Россию со своим портретом на обложке.

При этом «День до» удивительно финализирует неутешительные выводы, возникшие после «Кинотавра» и на «Окне в Европу» лишь подтвержденные: сырой телевизионный продукт пожрал кино, а безвкусица мимикрирует под шалость. «День» начинается с включения из студии Первого канала: «Пусть говорят», Малахов в роли Малахова, люди собрались напоследок полюдоедствовать под песни Филиппа Киркорова и безумные семейные истории - те самые, показанные в альманахе. Это включение окончательно стирает грань между кинотеатром и телевизором, но интересен другой стилистический трюк: первая новелла напоминает выпуск «Ералаша» с претензией на взрослость (хэштеги #трахнуть и #кончить), вторая - практически в чистом виде «Городок», третья - любой сериал про ментов, снятый в Петербурге (например, с участием Лыкова), четвертая - современные сериалы на ТНТ. Сюжет с метеоритом тоже показательный: как сказала пожилая зрительница в студии «Пусть говорят» - «Дайте сгореть спокойно». Сгореть действительно есть от чего: среди увиденного в Выборге единичные ленты дотягивают до звания фильма, остальные, как говорится, - ни в кино, ни в Красную армию.

«Окно в Европу»-2016: Достать чеку и плакать


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс