«2-in-1». Дневник фестиваля. День первый. vol.1

Кино-Театр.РУ

Фестивальная колонка

«2-in-1». Дневник фестиваля. День первый. vol.1

С утра члены жюри в составе Кэрри Фокс, Майкла Роува, Лукаса Мудиссона и Киры Муратовой, дали пресс-конференцию и ответили на стандартные вопросы журналистов относительно критериев оценок, технологии подсчета голосов и личных причин, по которым они приняли приглашение фестиваля. Иностранные гости дружно заявили, что их привлекла возможность побывать в России. Председатель жюри Кэрри Фокс сказала, что была в Москве 15 лет назад на Московском фестивале и теперь ей будет интересно посмотреть, как изменился город за это время. Кира Георгиевна Муратова ответила на этот вопрос с присущим ей юмором: «Я очень долго ото всего отказывалась, и теперь решила, что уже пора согласиться и показаться людям, чтобы не подумали, что я умерла давно». От конкурсных фильмов Кира Муратова ждет «совершенства форм, совершенства содержания, а еще того, что они расскажут о чем-то свежем». Остальные члены жюри сошлись на том, что главное в кино – это искренность повествования, которое должно идти от самого сердца, и тем самым поражать, затрагивать души других людей.

В программу показов включены три фильма членов жюри. Алексей Медведев рассказал, что картины были выбраны в результате совместных обсуждений. «Кира Георгиевна предложила «Мелодию для шарманки», этот фильм нам очень подходит, у Майкла пока один полнометражный фильм, «Високосный год», с Кэрри мы посоветовались и решили остановится на фильме 1995 года «Неглубокая могила».

Также выяснилось, что помимо жесткого расписания в рамках фестиваля (по три фильма в день) у членов жюри будет и культурная программа, подготовленная организаторами. «Мы сделаем все, чтобы они не просто сходили на Красную площадь, но и почувствовали атмосферу нашего города», - сказал Алексей Медведев.

В заключение гости рассказали, от каких дел им пришлось оторваться ради нашего фестиваля. Так, Керри Фокс пришлось сделать перерыв в съемках австралийского мини-сериала, созданного по роману Тима Уинтона «Cloudstreet», повествующего о жизни в послевоенной Австралии. Майкл Роу рассказал, что сейчас занят съемками второго фильма запланированной трилогии, которую открыла его картина «Високосный год» - все три части будут объединены темой сложности человеческих взаимоотношений и сняты в разных странах. Кира Муратова рассказала о планах снять картину, состоящую из новелл, написанных ею и ее постоянными соавторами Евгением Голубенко и Николаем Сидневым.
*

Картина, которая закрывала в этом году каннский фестиваль, стала фильмом открытия «2-in-1». Это фильм «Дерево» по роману австралийской писательницы Джуди Паскоу «Дерево отца». Очень скоро, 11 ноября, картина выходит в российский прокат. В ней рассказывается об австралийской семье, в которой умирает отец. Мать, ее играет Шарлотт Генсбур, с четырьмя детьми пытается справиться с горем. Ее восьмилетняя дочь верит, что душа отца поселилась в огромном дереве рядом с домом. Девочка счастлива, потому что продолжает разговаривать с отцом. Но постепенно дерево начинает вести себя странно, оно явно пытается разрушить хрупкое равновесие семьи.
Режиссер Джули Бертучелли, молодая, красивая, удивительная женщина, с интересной профессиональной судьбой (сняла несколько документальных фильмов, работала с Отаром Иоселиани, Кшиштофом Кислевским и другими крупными режиссерами) рассказала о своем фильме на пресс-конференции.

Что было литературного, что принесли вы? Кто такой Кристоф, которому посвящен фильм?

В книге речь шла о жизни маленькой девочки. Остальных членов семьи я добавила сама, участников действия стало больше. Все диалоги между детьми придуманы мной. Я пыталась соблюсти тонкую границу между реальностью и воображаемым миром, в фильме не слышно голоса отца, как в книге. Разумеется, я оставила за скобками некоторые детали книги, в частности брата, который имел шаманский характер, в фильме он не участвует. Но если вы однажды прочтете книгу, вы поймете, что она более детализирована, и я очень многое решила не включать в фильм.

Кроме того, я привнесла в фильм личный мотив. Кристоф – это мой супруг, который скончался, когда мы работали над сценарием. Это история стала еще более личной для меня, но к счастью, моя дочь не решилась «забираться на это дерево». Мне бы хотелось сказать, что посвящение важно в первую очередь мне, как дань уважения этому человеку. Это для меня, а не для зрителя.

Где вы нашли детей, как с ними работали?

Я нашла их в Австралии, искали мы их достаточно долго, детский кастинг проходит всегда сложно, подходящего ребенка найти не простою. Самая маленькая участница никогда не снималась ранее в кино, ее мама откликнулась на объявление о кастинге. Около 300 участниц пробовалось на роль Симоны. Несколько раз проводили пробы с этой девочкой. Меня поразила ее способность в таком нежном возрасте вжиться в роль, задать себе вопросы, как бы она повела себя на этом месте.
Работа с детьми в кино всегда сложна, но объяснять надо очень просто, тогда будет успех. Кроме того актеру в этом возрасте нужно предоставлять достаточно свободы. Я знала, что молодая актриса должна чувствовать себя комфортно. На площадке присутствовали мои дети, дети Шарлотты Генсбур, атмосфера была очень комфортная, приятная.

Шарлотт Генсбур – самая талантливая актриса своего поколения из тех, что работают сейчас. Планировали ли вы ее заранее или нет, как с ней было работать?

Я не могу сказать, что мы долго выбирали актрису. Я подумала о ней сразу. Казалось, что она слишком молода, чтобы быть матерью четверых детей, и могла бы быть проблема с ней, что ей приходится играть австралийку. Но агент убедил нас, что ей уже 38 лет, у нее двое детей. На мой взгляд, ей удалось воплотить в себе все возрасты женщины. Ее игра чрезвычайно легка, субтильна. Работать с ней просто, она мало играет, а просто живет на съемочной площадке. Она вживается в роль полностью.

Как вы, режиссер из Франции оказались в Австралии?

События книги происходили в Австралии. Но я сначала решила, что могу адаптировать эту историю для любого места. Потом выяснилось, что права на книгу были уже выкуплены австралийскими продюсерами. Мы связались с ними, и оказалось, что у них пишется сценарий, но нет режиссера. Так все сложилось. Французско-австралийское сотрудничество получилось удачным. И мне стало очевидно, что снимать нужно в Австралии.
Как отреагировала писательница на эту экранизацию?

Когда я писала сценарий, я порционно ей отправляла кусочки, и она присылала свои помарки, хотя никогда не настаивала. Она смотрела фильм на Каннском фестивале, ей понравилось, что удалось сохранить дух книги, хотя не было дословного воспроизведения текста.
Автор и сама писала сценарий, параллельно с книгой, потом 4-5 лет вела переговоры о потенциальной возможности съемки, но в итоге получилась только книга. Я не запрашивала этот сценарий, мне было интересно снять по-своему.

Как вы нашли оператора?

Это было непросто. Главным оператором моего первого фильма был мой муж Кристоф, и дальнейшие поиски были болезненны. Я искала оператора среди французов и австралийцев и нашла молодого новозеландского оператора, он снял 3-4 фильма, жил во Франции, чуть-чуть говорит по-французски, но все-таки он австралиец только отчасти. Некоторое время он прожил в Нью-Йорке. Он был скорее европеец, чем австралиец, было удобно с ним работать.
Не было задачи выставить на первый план мастерство оператора, главное было показать историю. Наоборот, я старалась быть более сдержанной, чтобы у зрителя была возможность пофантазировать. Старалась быть как можно проще, хотя оказалось, что это сложно.


фотографии

Обсуждение

анонс