«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо

Кино-Театр.РУ

Арт-хаус в кино

«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо

Эта жесткая и беспросветная история с элементами черного юмора началась с невинной детской игры в прятки, а закончилась взрослыми играми в кошки-мышки, где на кону не пустяковый проигрыш, а жизнь и смерть. Началом безвыигрышной лотерее со смертью послужили исчезновение школьницы и последующий допрос потенциального маньяка в заброшенном здании, а втянуты в нее были несколько полицейских, тщедушный преподаватель и два родственника несчастной девочки. Из-за пресловутых высоких технологий идея с допросом обернулась трагедией - случайный свидетель заснял сие действие на мобильник и выложил на You Tube. Разумеется, сразу нашли козла отпущения - им стал честный коп Мики, допрашивавший подозреваемого при помощи телефонного справочника. Его понизили до патрульного после того, как обнаружили в парке безголовый труп пропавшей жертвы педофила. Досталось и «главному подозреваемому». Им оказался преподаватель Дрор, заботливый со стариками и любящий свою милую кусачую собачку. С ним обошлись гораздо проще - всего лишь попросили покинуть стены учебного заведения до тех пор, пока все не успокоятся. Казалось бы, куда уж хуже? Но именно в этот момент в дело вступает тяжелая артиллерия - скорбящий отец найденной малютки, который оказался не только любителем афоризмов («Маньяки боятся других маньяков»), но и бывшим сотрудником правоохранительных органов. Хотя на самом-то деле, как мы понимаем, такие люди никогда не бывают «бывшими»...

«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо
«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо поначалу кажутся оммажем всему увиденному. Зачин отсылает нас к замедленным прологам Ларса фон Триера последних лет, персонажи изъясняются на языке Гая Ричи и Квентина Тарантино, а саспенс нагнетается примерно такой же, как у Дэвида Финчера. Но это все ты держишь в голове лишь первые полчаса до тех пор, пока в кадре не появляется тот самый папаша по имени Гиди, решивший устроить самосуд. Здесь-то и начинается все самое смачное и интересное, поскольку в этом персонаже нашли воплощение и Ганнибал Лектер, и Тони Сопрано, и еще масса положительных и отрицательных героев, которых сложно представить с одним лицом. До тех пор, пока не увидишь плотоядное лицо Цахи Града, методично ломающего молотком пальцы своей жертвы.

«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо
Попутно перед нами предстает в паре эпизодах современный Израиль со своими социальными проблемами и традициями, которые обрисованы в сатирических тонах. Здесь вам и начальник полиции, приволокший к себе на работу своего сынка по приказу школы. Сынок между тем настолько лишен чувства юмора, что всерьез поучает нерадивого копа вслед за отцом. Здесь и постоянная забывчивость отцов, которые из-за работы забывают забрать своих детей из школ-балетных классов. Здесь и хрупкость семейных отношений. Т.е. все, как и везде, но с еврейским акцентом.

«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо
Впрочем, еврейского-то как раз в фильме очень мало. Картина больше похожа атмосферой на своих скандинавских собратьев вроде «Охотников за головами» и лучшие образцы кинематографа братьев Коэнов, включая «Фарго» и «Бартона Финка». Что касается архетипов, то перед нами, безусловно, сказка про Красную шапочку, где волками и охотниками являются все главные персонажи, а сама Красная шапочка так и останется в желудке главного волка и самого главного врага всего сущего на Земле - Времени.

«Очень плохие парни» Аарона Кешалеса и Навота Папушадо
«Очень плохие парни» в прокате с 13 февраля.


Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс