«Нью-Йорк, я люблю тебя»

Кино-Театр.РУ

Арт-хаус в кино

«Нью-Йорк, я люблю тебя»

Остроумный аптекарь (Каан) подсунул юноше (Ельчин) на выпускной подружку-инвалидку, но у него все равно получилось лишиться невинности. Неподалеку сочиняющий музыку для аниме композитор (Блум) подсчитывал сколько времени требуется, чтобы освоить Достоевского. А мужчина и женщина делали вид, что не знакомы, а они на самом деле муж и жена. А еще в программе писатели (Хоук), горбуны (Ла Баф), воры (Кристенсен) и проститутки (Кью).

Успех парижского сборника трехлетней давности был довольно прост. Собрались приятные знакомые люди и нарисовали акварелью два десятка симпатичных открыток. Смотреть его было интересно, он был, да, по-своему уникален: Уолтер Саллес там был любопытнее Куарона, Изабель Коушет выразительнее Гаса Ван Сента, а Винченцо Натали кровавее вдруг подавшегося в сентименталисты Уэса Крейвена. Смотреть же, как дюжина солидных взрослых людей с разбега по-вонгкарваевски неторопливо прыгает с Эмпайр-Стейт-Билдинг, право, гораздо менее увлекательно. Такого душераздирающего провала не ожидали, наверное, даже те, кто был знаком со списком приглашенных режиссеров. Принцип отбора действительно загадочный. Что такого сделал человек по имени Вэнь Цзянь, что должен непременно высказаться по теме Нью-Йорка? А вот Рэндолл Болсмейер, это кто вообще? Из более-менее известных авторов здесь, допустим, Фатих Акин и Мира Наир, но с чего им любить Нью-Йорк? Остальные здесь либо не совсем по специальности – коммерческие режиссеры Ратнер («Час Пик») и Хьюз («Из ада») – либо совсем не по специальности – все-таки актеры по профессии Атталь и Портман. Взявшись работать в сегменте авторского кино, они неизбежно ударяются в любительскую пошлятину.

При этом, кто из них что снял, понять невозможно, так как продюсеры, пытаясь спасти ситуацию, решили не показывать истории по очереди, а устроили из них эпилептическую нарезку. Но как ни размешивай винегрет, он все равно будет противным, если приготовлен из тухлых овощей. Забавно, что не поддающиеся делению новеллы попросту выкинули: Звягинцева с достойной по похабности короткометражкой о Бродском и, что не в пример обиднее, Скарлетт Йоханссон, которая на общем фоне смотрится наиболее выигрышно (особенно если на месте Кевина Бейкона представить планируемого на эту роль Вуди Аллена).
В отличие от парижского альманаха, здесь главным (и единственным) козырем служит актерский состав, но и тут все совсем не слава богу. Орландо Блум пытается выдавить из себя творческую личность. Антон Ельчин опять играет девственника. Натали Портман повторно пытается шокировать лысиной. Кристина Риччи зачем-то появляется ровно на десять секунд. Джеймс Каан и Джон Херт тоже выходят на минутку попозориться. Шайа ла Беф играет, простите, горбуна, и выглядит это еще смешнее, чем звучит, учитывая трагические обертоны новеллы.

Но больше всего обескураживает не общая халтурность произведения, а то, что собравшиеся единодушно проигнорировали заветное предложение с восклицательным знаком, вынесенное в название. Вернее, первую его часть – две трети фильма протекают в разного рода закрытых помещениях. Хотя и это неудивительно. Уже в конце 80-х было понятно, что эта тема исчерпана – это наглядно показали выпущенные тогда «Нью-йоркские истории». В общем, то, что этот город – самый лучший город на земле, по-прежнему членораздельно удается сказать только Вуди Аллену. У остальных он ограничивается комнатой, поездом, ночью, фонарем, аптекой и виднеющимся в окне пейзажем, как будто нарисованным мелом на стене.


фотографии

Обсуждение

анонс