Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты

Кино-Театр.РУ

Мнение

Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты

Практически месяц назад Счетная палата РФ уже отчиталась о том, что проверила траты на российское кино за последние почти три года (в расчет брался 2017-2018-й и истекший период 2019-го), однако только сейчас подоспел подробный отчет, всколыхнувший кино- и не только общественность громкими заголовками про офшоры, которые используются российскими кинематографистами. Новой «Прачечной» тут, впрочем, пока не пахнет (хотя про офшоры строчка, действительно, есть), однако в полном отчете есть много другой интересной информации. Вот краткий (насколько это возможно) пересказ.

Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты
фото: Концепт-арт фильма «Конек-горбунок»

На производство фильмов государство потратило почти 18 млрд рублей

Начнем с приятного. Счетная палата РФ за всех за нас посчитала общий объем господдержки, которую потратили на производство национальных фильмов – это почти 18 млрд рублей. На прокат и продвижение – еще 1,3 млрд. При этом сборы российских фильмов только по итогам 2017-2018 годов составили 26,8 млрд рублей. Доля российских фильмов в отечественном прокате (а это основной показатель эффективности траты бюджетных средств) наконец выросла до 28,9%, опередив оптимистичный сценарий о 25% в 2018-м, однако в Счетной палате переживают, что к 2030-му году российские кинопроизводители могут и не достигнуть положенные им по KPI 30%.

Сколько ты стоишь: Все, что вы хотите знать о российском кино

Долги перед государством составили более 100 млн рублей

Аудиторы насчитали, что объем претензий со стороны Минкультуры к организациям кинематографии, которые вовремя не отчитались за свои проекты, за последние годы существенно вырос. Так, в 2017-м он составлял всего лишь около 4 млн рублей, а по итогам 2018-го – в 10 раз больше. За первые полгода 2019-го он равнялся 38,6 млн рублей. При этом за период 2017-2019 ведомство применило штрафные санкции на общую сумму 87 млн рублей, из них 80% уже пришли в бюджет, с остальными еще продолжается «претензионная и исковая работа». Фонд кино за 2017-2018 годы взыскал почти 22 млн штрафов, еще по 10 млн – в процессе.
Парад победителей и франшиз: Итоги питчингов Фонда кино

Возвратные средства не пользуются популярностью

Фонд кино, как известно, выделяет на производство фильмов не только субсидии, но и возвратные средства, которые после своего круговорота возвращаются в киноиндустрию – на новые проекты (опять же по возвратной системе). Так вот аудиторы выяснили, что возвратные средства с каждым годом пользуются все меньшей популярностью. В 2017-м Фонд кино по этой схеме поддержал 64 проекта более чем на 1,5 млрд рублей, в 2018-м – уже только 33 на 756 млн, а в 2019-м пока только семь на общую сумму в 338 млн. Правда, Фонд кино обещал провести для кинематографистов еще один конкурс на получение бюджетных (пусть и возвратных средств) осенью. Но, кажется, это все равно не позволит дойти до показателей 2017-го.

Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты
фото: Кадр из мультфильма «Возвращение в Простоквашино»

Про офшоры и «сомнительных» подрядчиков

В докладе Счетной палаты РФ действительно фигурирует Республика Кипр, куда принято отправлять отечественные деньги в офшоры. Всплыла она, судя по этому докладу, случайно и случай этот единичный. Касается он ООО «Визарт Фильм», зарегиристрированного как раз в Республике Кипр. По названию несложно догадаться, что связано это юрлицо с воронежской анимационной студией, ответственной за производство франшизы «Снежная королева». Однако в докладе отмечается, что туда были направлены собственные средства кинокомпании. Минкультуры и Фонд кино уже выступили с заявлением о том, что выделенные непосредственно ими деньги в офшоры не направляются. Счетная палата, впрочем, через запятую с Кипром указывает в числе сомнительных и отечественные «производственные организации, имеющие в штате от 1 до 9 сотрудников и практически не имеющие основных средств». В качестве примера здесь приводится ООО «Глобус-Фильм» с персоналом в два человека, которой кинокомпания СТВ Сергея Сельянова перевела 287,2 млн рублей за работу над проектом «Конек-Горбунок». Судя по комментарию продюсера, который он дал РБК, речь идет о петербургской продакшн-студии, которая работает со многими отечественными кинематографистами. В частности, она делала сериал «Шторм». В блоке про сомнительные компании, через которые проводятся средства на кинопроизводство, всплыла и давняя боль кинематографистов – казначейское сопровождение счетов, с которым пытались бороться сразу же, когда только несколько лет назад придумали эту систему, действительно обеспечивающую кучей мелких бумажек киноотрасль, работающую зачастую в том числе и с мелкими подрядчиками. Но государственные деньги обязывают вести такой строгий отчет.

Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты
фото: Кадр из фильма «Легенды Петербурга. Ключ времени»

Претензии к «Союзмультфильму»

Проверка Счетной палаты касалась не только Фонда кино и Министерства культуры, но и студии «Союзмультфильм», пережившей к отчетному периоду смену директоров и, что логично, нуждающейся в аудите. Так, согласно данным Счетной палаты, студии в 2017-2019 годах выделили почти 700 млн рублей. В эту сумму включена не только модернизация «Союзмультфильма», но и производство анимационных проектов, качеством которых аудиторы остались недовольны. Короткометражек меньше, сериалов – больше (это в Счетной палате считают минусом). Но главная боль, конечно, мультфильм «Суворовъ», запущенный еще Андреем Добруновым, приятелем Владимира Мединского и предыдущим (до Николая Маковского и Юлианы Слащевой значившимся в качестве председателя правления) директором студии. На него за 3 года Фондом кино было выделено 200 млн рублей, которые уже потратили в полном объеме, – при сметной стоимости 300 млн, а мультфильма так и нет. Те же 300 млн (правда, не для госбюджета) стоил и новый сериал «Возвращение в Простоквашино», который студии проспонсировало российское представительство «Данон». Интересно, что в деле «Союзмультфильма» аудиторы указали не только на финансовые составляющие. Так, «проверкой установлено, что ряд анимационных фильмов, произведенных при финансовой государственной поддержке, содержат сюжетную линию, не соответствующую сценарию, прошедшему отбор, а также сценарию, являющемуся неотъемлемой частью соглашений на производство». Готовые проекты, впрочем, Минкультуры в большинстве своем приняло, а вот проект «Богатыряты» почему-то нет – и тут Счетная палата намекнула ведомству о законодательном регулировании подобных конфликтов. Обнаружили аудиторы и еще одну проблему. В 2017-2019 годах в экспертный совет Минкультуры по анимации входили председатель правления «Союзмультфильма» Юлиана Слащева, продюсер все той же студии Николай Маковский и шеф-редактор «Союзмультфильма» Сергей Капков. В этот же период сама студия и являлась крупнейшим получателем бюджетных средств на производство анимационных фильмов. Пример «Союзмультфильма», впрочем, оказался далеко не единственным конфликтом интересов в отечественной киносреде.
Итоги питчинга: 35 фильмов с логотипом Минкультуры (и 33 без логотипа)

Главное – непрозрачность механизма распределения госсредств

Счетная палата РФ – ведомство довольно прямолинейное. По сути, его обязанность и надзирательская функция сводятся к тому, что аудиторы открывают законы и различные акты, где прописаны, грубо говоря, KPI, по которым должна работать та или иная отрасль, финансируемая из бюджета, и сравнивает их с текущей практикой, отмеченной в различных документах (поэтому всевозможные бумажки на разных этапах общения с государственной махиной и важны). Счетной палате при этом совершенно все равно оценивает она эффективность траты бюджетных денег на производство машин, зерна или фильмов. Так же, как совершенно и не интересно, состоит эта самая финансируемая из бюджета отрасль из тысяч компаний или сотен, а даже на самом деле десятков, как это происходит в отечественном кинематографе. Неудивительно поэтому, что одной из первых претензий, озвученных в докладе Счетной палаты, стала в целом прозрачность механизма распределения госденег в кино, где, конечно, аудиторы нашли явные конфликты интересов. Не секрет, что в экспертных советах и Минкультуры, и Фонда кино сидят зачастую ровно те же самые люди, которые затем выходят на сцену презентовать свои проекты. Однако, что опять же знают все люди, имеющие так или иначе отношение к киноотрасли, по своим проектам они голосовать права не имеют. Только вот беда: Минкультуры (а в отчете идет речь в первую очередь о них) почему-то не ввели какое-то документальное подтверждение этих всем известных «основ» – ни листов голосования, ни стенограмм совещаний аудиторы не обнаружили. Счетную палату напугал еще и тот факт, что, например, в 2018 году члены экспертного совета по неигровому кино на втором этапе рассмотрения заявок (до него доходят те проекты, которые собрали все необходимые для конкурса бумажки) должны были оценить 644 заявки. «Учитывая значительную трудоемкость процесса и отсутствие документов, подтверждающих передачу заявок членам экспертных советов, существуют риски, что члены экспертных советов не обладали достаточной информацией о проектах, в отношении которых они проголосовали», – сказано в отчете.

Совпадение? Не думаю: что мы узнали о российском кино из проверки Счетной палаты
фото: Кадр из фильма «Бабушка легкого поведения-2»

Но если на втором этапе работы советов аудиторов смутило, скорее, количество проектов, то на третьем этапе (это наш любимый питчинг) даже Счетная палата уже стала переживать за качество. «В перечень организаций кинематографии – получателей субсидий на производство авторских и экспериментальных фильмов вошел проект «Бабушка легкого поведения 2», первая часть которого вышла в прокат при поддержке Фонда кино. Оценить обоснованность отнесения указанного проекта к авторским и экспериментальным фильмам не представляется возможным в связи с отсутствием в нормативных актах критериев отнесения фильмов к авторским и экспериментальным», – сетуют аудиторы и предлагают все-таки законодательно закрепить эти самые критерии. А также все-таки обратить внимание на денежную составляющую отбора. Опять же, предлагая примеры – это детский фильм «Легенды Петербурга. Ключ времени» и авторская лента «Архипелаг» Санкт-Петербургской студии документальных фильмов и продюсера Алексея Тельнова, на производство которых Минкультуры выделило в 2016 и 2017 годах по 40 млн рублей. Первый, вроде как, должны были завершить год назад, но так и не сдали, а второй, возможно, все-таки доделают к концу ноября. А может, и нет. И это при том, что у студии есть еще два «провальных» проекта – «Анатомия измены» 2017 года (данных о кассовых сборах нет) и «Облепиховое лето», собравшее меньше 1 млн рублей.
Министерство культуры РФ уже пообещало учесть все замечания Счетной палаты и в следующем году провести питчинги по новым правилам.


Маша Токмашева

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс