«Между небом и землёй песня раздаётся…»

Кино-Театр.РУ

«Моё отечественное кино» с Сергеем Кудрявцевым

«Между небом и землёй песня раздаётся…»

День Победы на Каннском кинофестивале

«Жаворонок»

По случаю полувекового юбилея советского военного фильма «Жаворонок», который имел большой успех в нашем кинопрокате (27,4 млн. зрителей), а также участвовал в основном конкурсе Каннского фестиваля в 1965 году (о чём мало кто помнит теперь), решил я заинтересоваться вопросом: насколько со вниманием относились устроители этого престижного киносмотра именно в юбилейные годы Великой Победы к картинам из СССР и России? Принимали ли в расчёт ленты на военную тему? Ведь сейчас в Канне ни в одну из четырёх программ вообще не взяли полнометражные российские фильмы, чего не было, между прочим, с 2005 года - то есть и на 60-летие Дня Победы отечественное кино тоже оказалось полностью проигнорированным на набережной Круазетт.

«Зоя»

А всё начиналось-то весьма радужно! В 1946 году на торжественном открытии самого первого Каннского фестиваля, который состоялся тогда не в мае, а в сентябре, показали документальный фильм «Берлин» Юлия Райзмана. И в конкурсе участвовали 6 советских картин, в том числе «Великий перелом» Фридриха Эрмлера, «Человек № 217» Михаила Ромма и «Зоя» Лео Арнштама, которые рассказывали о событиях недавно окончившейся войны. И все они были, между прочим, отмечены призами, как и упомянутая лента Райзмана.

«Большая семья»

В 1950 году киносмотр в Канне вообще не проводился. А спустя пять лет присутствовали в конкурсной программе «Герои Шипки» Сергея Васильева (пусть этот фильм и про другую войну, однако не остался без премии за режиссуру) и «Большая семья» Иосифа Хейфица, которая знаменовала, можно сказать, процесс «возвращения к жизни» и на экране, и в реальной действительности не только после военного лихолетья, но и продолжительной по времени сталинской диктатуры. Поэтому даже симптоматично, что в 1955 году на Каннском фестивале особо поощрили именно актёрский ансамбль в «Большой семье» за создание как раз привлекательных с человеческой точки зрения образов «простых людей». Вдобавок награду заслужила картина «Ромео и Джульетта» Лео Арнштама и Леонида Лавровского, а отдельного упоминания удостоилась балерина Галина Уланова.

«Летят журавли»

А 1960 год стал временем триумфа для фильмов «Баллада о солдате» Григория Чухрая (и такой взгляд на войну был по-настоящему новым и необычным) и «Дама с собачкой» Иосифа Хейфица. И ещё в конкурсе наличествовала третья советская картина - «Неотправленное письмо» Михаила Калатозова, единственного за всю историю нашего обладателя «Золотой пальмовой ветви», доставшейся двумя годами ранее за этапную работу военной тематики «Летят журавли», подлинно новаторскую и произведшую оглушительное впечатление на кинематографистов всего мира.

«Жили-были старик со старухой»

В какой-то степени можно посчитать наследником лент «Летят журавли» и «Баллада о солдате» включённого в конкурсную программу уже в 1965 году фильм «Жаворонок» Никиты Курихина и Леонида Менакера, хоть и обошедшийся без призов, несмотря на приглашение в жюри писателя Константина Симонова, который немало сделал в литературе и кино для осмысления опыта и последствий минувшей войны. Однако есть свой резон в том, что всё-таки отметили дипломом исполнение главной женской роли актрисой Верой Кузнецовой («Жили-были старик со старухой» Григория Чухрая), которая оказалась дважды поощрённой в Канне, поскольку прежде была в составе награждённых за «Большую семью».

«Они сражались за родину»

Но вот дальше у отечественных кинематографистов начали возникать большие сложности как с попаданием в различные каннские программы, так и с получением призов. 1970 год стал абсолютно пустым в плане присутствия на набережной Круазетт. А к 30-летию Великой Победы нашим киночиновникам удалось с громадным трудом буквально пропихнуть в конкурс вместо выпрашиваемого французами «Зеркала» Андрея Тарковского фильм «Они сражались за родину» Сергея Бондарчука, а в жюри - Юлию Солнцеву, которая и раньше представляла какой-то интерес для Запада лишь в связи с творчеством Александра Довженко. Кстати, одна из самых спорных и даже вызывающих недоумение премий в истории Каннского фестиваля - за натужную и искусственную военно-эпическую «Повесть пламенных лет» в неюбилейном 1961 году, выданная, пожалуй, на волне тогдашнего энтузиазма Запада по поводу советского «кино оттепели».

«Сталкер»

Совсем странная ситуация случилась в 1980 году. Устроители всё-таки смогли выклянчить у Госкино «Сталкер» Андрея Тарковского, но показали почему-то на специальном внеконкурсном сеансе, что не помешало экуменическому жюри дать картине свою награду. А в 1985-м участие СССР в Канне ограничилось параллельными секциями, где были представлены «Милый, дорогой, любимый, единственный» Динары Асановой и «Голубые горы, или Неправдоподобная история» Эльдара Шенгелаи.

«Мать»

Зато отыгрались, как говорится, по-крупному пять лет спустя, когда вернулась мода на всё советское в связи с перестройкой и гласностью. В основном конкурсе поощрили «Мать» Глеба Панфилова и «Такси-блюз» Павла Лунгина, а за дебют (пусть он таковым не являлся!) наградили «Замри, умри, воскресни» Виталия Каневского, горький рассказ о послевоенном детстве. Из других представленных лент («Чёрная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви» Сергея Соловьёва, «В городе Сочи тёмные ночи» Василия Пичула, «Первый этаж» Игоря Минаева, «Человек, которого не было» Пеэтера Симма и «Лебединое озеро. Зона» Юрия Ильенко) отметили призом ФИПРЕССИ последнюю из названных - в немалой степени из-за автора сценария Сергея Параджанова, описавшего годы своего пребывания в тюрьме.

«Музыка для декабря»

Последующие времена связаны, увы, с усиливающейся потерей интереса Каннского кинофестиваля к тому, что происходило в России и в её кинематографе. Это подтверждается фактами малочисленного присутствия наших фильмов в разных секциях. Например, в год 50-летия Великой Победы показали лишь в параллельных программах «Музыку для декабря» Ивана Дыховичного, анимационную короткометражку «Лев с седой бородой» Андрея Хржановского и документальную ретроспективную картину «Время путешествия» Андрея Тарковского и Тонино Гуэрры.

«Утомлённые солнцем»

Спустя 5 лет всё-таки принимала участие в основном конкурсе лента «Свадьба» Павла Лунгина и удостоилась диплома жюри за актёрский ансамбль. А вот в 2005 году, как уже было сказано, вообще не было ни одного российского фильма во всех программах Канна. И только в год 65-летия довольно неожиданно среди картин, состязавшихся за главный приз, оказалось военное продолжение «Утомлённых солнцем» Никиты Михалкова с подзаголовком «Предстояние» (впрочем, этому могло поспособствовать воспоминание о каннском успехе оригинала в 1994 году).

«В тумане»

Справедливости ради, надо отметить, что и в неюбилейные годы Великой Победы были случаи не только включения наших лент отчасти с военной тематикой в конкурс Каннского фестиваля (допустим, в «Русском ковчеге» Александра Сокурова есть одна сцена, которая относится к периоду блокады Ленинграда), но и их награждения. Актриса Елена Соловей получила в 1981 году премию за лучшую второплановую роль в «Факте» Альмантаса Грикявичюса, «Молох» Александра Сокурова удостоился в 1999 году приза за сценарий Юрия Арабова, а в 2012 году премия ФИПРЕССИ досталась фильму «В тумане» Сергея Лозницы.

«Берлин»

Но нынешнее игнорирование российского кино является, пожалуй, демонстративным - в год 70-летия Великой Победы, когда главы многих государств не хотят приезжать на празднование в Москву, а деятели культуры тоже присоединяются косвенно к своеобразному бойкоту страны, которая потеряла доверие в мире.


Сергей Кудрявцев

Ссылки по теме

фотографии

Обсуждение

анонс