Хроники Харрихаузена

Кино-Театр.РУ

Топы с Максом Милианом

Хроники Харрихаузена

7 мая в Лондоне в возрасте 92-х лет ушел из жизни Рэй Харрихаузен - легендарный мастер визуальных спецэффектов, чье творчество повлияло на таких режиссеров, как Стивен Спилберг, Джордж Лукас, Джеймс Кэмерон, Тим Бертон, Питер Джексон и многие другие. Вслед за своим другом Рэем Брэдбери, нас покинул последний Титан кинематографа прошлого века, отдававший предпочтение не компьютерным технологиям, а куклам и старой-доброй пошаговой анимации.

Хроники Харрихаузена
Сегодня, в память о маэстро, мы вспомним его творческий путь и незабываемых монстров, появившихся на свет благодаря талантливым рукам Рэя Харрихаузена.
Первые шаги

Хроники Харрихаузена
Рэймонд Фредерик Харрихаузен появился на свет в Лос-Анджелесе 29 июня 1920 года. Настоящая фамилия его родителей Фреда и Марты, выходцев из Германии, была Энхаррихаузен, и им пришлось для облегчения произношения немного ее сократить. Отец по профессии был механиком, а мать - художницей.
Родители всегда поддерживали все интересы сына, несмотря на то, что они были весьма нестандартные. Позже Харрихаузен вспоминал: «Я всегда любил фэнтези, с возрастом это увлечение только крепло: книги, картины и, конечно, кино. И родители меня всегда поддерживали. Они растили эту странную любовь ко всему фантастическому, таская меня по музеям и кино. Позже позволили мне экспериментировать с марионетками, куклами и, в итоге, даже помогали снимать фильмы. И они никогда не пытались отговорить меня, направить мою энергию в более коммерческое русло, настояв на юридическом или медицинском образовании, а ведь эти профессии приносили больше денег».
Хроники Харрихаузена
Первое неизгладимое впечатление от мира кино осталось у Рэя, когда он в пятилетнем возрасте посмотрел вместе с родителями экранизацию романа Артура Конан Дойля «Затерянный мир», над которой работал легендарный постановщик спецэффектов Уиллис О`Брайен. С тех самых пор Рэй и стал одержим киномонстрами.
Хроники Харрихаузена
Масло в разгорающийся огонь подлила тетка Рэя, работавшая сиделкой у матери актера Сида Громана. У нее всегда находились для любимого племянника контрамарки в кино. Однажды, весной 1933 года, ей досталось лишнее приглашение на показ «Кинг Конга» в Китайском театре, и она не забыла про племянника, увлеченного всевозможными монстрами. После сеанса Рэй, которому скоро должно было исполниться 13 лет, осознал, чем он хочет заниматься всю жизнь. Сам он так рассказывал об этом событии: «Я стал другим человеком, когда вышел из зала после просмотра «Конга». У меня ушел целый год на то, чтобы понять, как был сделан фильм. Я знал, что это был не человек в костюме, но не мог понять, как они это сделали. В итоге я нашел журнал, в котором объяснялся принцип покадровой анимации». Но журнальной статьи было недостаточно, к тому же многие данные, изложенные в ней, не отличались точностью. Рэя выручила выставка в местном музее, посвященная технологиям, использованным при создании «Затерянного мира» и «Кинг Конга».
Харрихаузен раздобыл 16-миллиметровую камеру и приступил к съемке любительских фильмов про динозавров. Куклы он создавал из пластилина. Но перед ним возникла одна немаловажная техническая проблема - его камера не обладала возможностями для покадровой съемки. Ему приходилось аккуратно нажимать кнопку, чтобы получить только один кадр (т.е. 24 кадра в секунду), но подобное удавалось не часто.
Хроники Харрихаузена
Поначалу локацией для его фильмов служил сад за домом, но Рэй быстро сообразил, что вместе с передвижением его фигурок меняло свое положение и солнце, а вместе с ним соответственно и тени снимаемых кукол, что приводило к путанице в покадровой композиции. Рэю пришлось перебраться в отцовский гараж, и отец вынужден был парковать машину на улице. В конце концов начинающему кинематографисту удалось собрать нужный свет и купить камеру, с помощью которой можно было снимать по одному кадру. И работа закипела...

Все изменилось, когда однажды на школьной перемене Рэй увидел, что его одноклассница читает книжку про Кинг Конга, оказавшейся настоящим сценарием фильма. Оказалось, что девочка - племянница его кумира, Уиллиса О`Брайена. Мальчик, лихорадочно записав номер его телефона, позвонил ему и в скором времени оказался у него в гостях вместе со своими творениями. Легендарный мастер спецэффектов пригласил Рэя в MGM, где собирался снимать фильм «Военные орлы», которому из-за Второй мировой так и не суждено было выйти на экраны. О`Брайен осмотрел стегозавра, занявшего второе место в конкурсе местного музея, и заметил: «У него ноги как сосиски. Тебе следует изучать анатомию и работу мышц». Рэй последовал совету своего учителя и поступил в городской колледж Лос-Анджелеса для изучения рисунка и анатомии.
«Кинг Конгу», определившему путь будущего мастера, удалось сыграть еще одну важную роль в его судьбе. Рэй много раз ходил на повторные показы «Кинг Конга», и однажды в фойе ему на глаза попались фотографии из фильма. У администратора он выяснил, что эти кадры принадлежат Форресту Акерману – известному коллекционеру кинобутафории из sci-fi и хорроров. Они созвонились, и Форрест пригласил Харрихаузена на встречу фантастов и фэнов. Там-то и состоялась встреча двух тезок - Рэя Харрихаузена и Рэя Брэдбери, ставших впоследствии лучшими друзьями. Благодаря творчеству начинающего писателя-фантаста, а также их дискуссиям о будущем фантастики, Рэй продолжил свои эксперименты с покадровой анимацией уже на новом уровне.

Для полноты знаний Харрихаузен приступил к изучению фотографии и прошел курсы художников-постановщиков и киномонтажера в Университете Южной Калифорнии.

Его голова всегда была заполнена идеями, которые были порой неосуществимы. Он придумал сюжет о пришельце с Юпитера, нарисовал концепты, сделал модель и даже приступил к съемке. Проект так и не был закончен, но зато фотографию юного Рэя за работой опубликовали в журнале «Популярная механика».

Хроники Харрихаузена
Следом Рэй задумал создание амбициозного проекта под говорящим названием «Эволюция». Проект был задуман как полнометражный фильм об эволюции живых существ на планете Земля. Начал он, разумеется, с динозавров. Как известно, до наших дней дожила только одна модель из этой картины, до чьей анимации Рэй даже не дошел. Модель представляет собой млекопитающее, а покрыто оно шкурой, вырезанной из ненужного маминого пальто. «Эволюция» выполнена настолько профессионально, что даже не верится, что она создана школьником в гараже. Причиной же закрытия этого уникального фильма послужила увиденная Рэем диснеевская «Фантазия».

В 1940 году, по окончании школы, Рэя принял в свою команду Джордж Пэл - еще один кинокудесник, знавший толк в кукольной анимации. Он высоко оценил отснятый материал для «Эволюции» и предложил ему работать над анимационным сериалом «Puppetoons» (что можно перевести как «Кукультики»). Но в этот момент в судьбы миллионов людей ворвалась Вторая мировая война, и Рэя она также не обошла стороной. Он оказался незаменимой частью пропагандисткой кинобригады под началом Фрэнка Капры. В его обязанности входили не только иллюстрирование военных действий с помощью анимации, но и обучение всем военным дисциплинам. Однажды ему в руки попало несколько контейнеров с неиспользованной пленкой с просроченным сроком годности, и он припрятал их для себя, надеясь после войны пустить на собственные фильмы. Когда война закончилась, распалась и кинобригада, и Рэй поспешил вернуться к созданию своих проектов. К тому моменту, он уже был не только оператором третьего класса, но и снайпером с медалями за хорошее поведение, за Победу и другими военными регалиями.
Первым его осуществленным после войны проектом стала серия трехминутных сказок из серии «Матушки гусыни», чьи авторские права уже никому не принадлежали. К сожалению, этой серией никто не заинтересовался, и Рэю пришлось делать все самому с помощью родителей, как это уже бывало и раньше. Отец варил арматуру для скелетов, мать мастерила головы кукол из папье-маше, шила костюмы и занималась оформлением декораций. Рэй вписал их в титры как Фреда Бласофа и Марту Реске. Получившиеся у троицы фильмы распространялись по школам и приобрели большую популярность среди детей.
Хроники ХаррихаузенаПосле «Матушки гусыни» Рэй приступил к созданию других сказок, имеющих более сложные сюжеты. В 1949 году появилась «Красная шапочка», через два года - «Гензель и Гретель» и «История Рапунцель», а в 1953-м - «История короля Мидаса». Все эти мультфильмы Рэй воспринимал лишь как тренировку в объемной анимации и относился к ним как к бесценному опыту, но ему хотелось заняться большим кино, и, в конце концов, его таланты понадобились Голливуду.

Ему позвонил сам Уиллис О`Брайен с предложением поработать над следующей картиной, в которой планировалось собрать большую часть команды, создавшей «Кинг Конга». Речь шла о «Могучем Джо Янге»...

Восхождение на Олимп

Хроники Харрихаузена
«Могучий Джо Янг» открыл Харрихаузену дорогу в большой кинематограф. Работая непосредственно с Уиллисом О`Брайеном, он научился у него многим тонкостям зрелищного кино и практически сам сделал большинство анимационных эпизодов для этой картины, включая и невероятно сложную компоновку Джо Янга и львов с актерами. При этом для гориллы пришлось усовершенствовать технологию создания кукол. Одним из новшеств стала прорезиненная шкура. Кроличий мех, использованный когда-то при создании Кинг Конга, заменили на шкуру нерожденного теленка. Последнюю поместили в парафин, оставив только кожу, которую впоследствии удаляли с помощью кислоты и заменяли латексом. Из-за этого мех пружинил и возвращался в начальное положение после того, как его трогал аниматор. Это сразу разрешило многие проблемы, с которыми ранее пришлось столкнуться О`Брайену при создании «Кинг Конга».

Хроники Харрихаузена
Благодаря творческому союзу Харрихаузена и О`Брайена, фильм стал одним из самых кассовых хитов в 1949 году и принес Уиллису «Оскар» за спецэффекты, за который тот был обязан, прежде всего, Рэю. А потому не было ничего удивительного в том, что они впоследствии вновь объединили свои усилия для создания фильма «Долина туманов», в котором они хотели совместить жанр вестерна и динозавров. Но проекту не суждено было осуществиться. Лишь спустя много лет Харрихаузен сумел воплотить их общие идеи в картине «Месть динозавров».

Хроники Харрихаузена
«Могучий Джо Янг» стал одним из первых ласточек бума американской кинофантастики, в которой особое место было отведено гигантским монстрам. Для создания таковых потребовался талантливый аниматор, способный совмещать кукол и живых актеров. Т.е. наступило время Рэя Харрихаузена.

Хроники Харрихаузена
Первым проектом из его «гигантской» серии стал фильм по рассказу Рэя Брэдбери «Чудовище с глубины 20000 морских саженей», вышедший в 1953 году, - о морском чудовище, проснувшемся после ядерной бомбардировки и уничтожившем половину Нью-Йорка. Картина стоила всего 200 тысяч долларов, а собрала около пяти миллионов. Вместе с «Затерянным миром» и «Кинг Конгом» монстр Харрихаузена, получивший имя Редозавр, вдохновил Иширо Хонду на создание «Годзиллы».

Хроники Харрихаузена
Поскольку бюджет у фильма был ограниченным, Харрихаузен не мог использовать несколько слоев стекла для создания разных планов, как О`Брайен. К тому же, подобная технология привязывала камеру к единственному ракурсу. И Рэй придумал, как совместить человека на переднем плане и кукол на заднем, после чего использовал придуманную им технологию всю жизнь.
Система эта называется динамация. Когда хотят совместить вместе актеров и чудовищ, сначала снимают первых, которые реагируют на невидимого монстра, а затем, используя рир-проекцию и маску для переднего плана, анимируют чудовище покадрово. После этого пленку отматывают на начальную позицию и перед камерой ставят вторую маску, закрывающую уже отснятую часть кадра. Тем самым, в неэкспонированную часть пленки впечатывалось то, что было закрыто при первом экспонировании.

Харрихаузен также обновил технологию создания самих кукол. Он стал сначала делать из глины прототип, а затем по нему создавал форму, в которую можно было залить пенорезину. Там же помещался скелет куклы со всеми шарнирами и арматурой, после чего куклу запекали, и получалась цельная конструкция на двигающейся основе. Если же случалась поломка, то можно было содрать со скелета резину, починить двигающуюся часть и запечь новую копию куклы.

Хроники Харрихаузена
Следующий проект Харрихаузена не заставил себя долго ждать. Однажды он услышал о человеке, мечтавшем сделать фильм о гигантском спруте, который бы разрушил в Сан-Франциско мост «Золотые ворота». Рэй решил разыскать этого фантазера, и им оказался продюсер Чарльз Шнеер, сотрудничество с которым продлилось чуть меньше тридцати лет и тринадцать фильмов.
Хроники Харрихаузена
Их первый совместный фильм - «Это прибыло со дна моря» - появился на свет в 1955 году. Как известно, из-за мизерного бюджета Рэю пришлось пойти на хитрость - вместо положенных восьми у его осьминога всего шесть щупальцев! Тем не менее, проект успешно прошел в прокате, и монстры, разрушающие города, надолго поселились на экране.

Хроники Харрихаузена
В 1956-м в прокат вышла «Земля против летающих тарелок», памятная кадрами разрушенного Капитолия. В этом, конечно же, повинен Рэй Харрихаузен. Как и во внешнем виде летающих тарелок, которые с тех пор практически не изменились (для этого достаточно вспомнить «Марс атакует» Тима Бертона).

После этих трех картин Харрихаузен решил передохнуть от кинофантастики и обратиться к прошлому. Вместе с Уиллисом О`Брайеном он приступил к созданию анимированного сегмента печально известной документальной ленты «Мир животных» Ирвина Аллена. В настоящее время этот проект, над которым работало много разных людей, погряз в судах из-за нарушений авторского права. И единственное, чем сегодня владеет студия, – это 13-минутный кусок, отснятый легендарными аниматорами.

Хроники Харрихаузена
В 1957 году родился монстр Имир - персонаж картины «20 миллионов миль от Земли». Рэй придумал его сам. Он написал сюжет о космическом корабле с Венеры, который рухнул в Средиземное море. С этого корабля сбегает чудовище, растущее с нечеловеческой быстротой, и за ним охотятся все военные подразделения. Финальная битва со слоном на фоне Колизея - одна из самых незабываемых схваток в sci-fi 50-х. А Имир всю жизнь оставался одним из любимых существ Рэя Харрихаузена.

Хроники Харрихаузена
Хотя для него, как удачливого кинематографиста, все еще только начиналось. Впереди зрителей ожидали его новые незабываемые творения, а пока что он принимает участие в экранизации романа Монтли Джон Трумана «27-й день» - типичной фантастической ленте эпохи «холодной войны».

Золотой век

Настоящее признание к Рэю Харрихаузену пришло не из-за пришельцев и радиоактивных ящеров, а благодаря тому, что он обратился к экранизации классических произведений и, главное, сказок и мифов.

Хроники Харрихаузена
Первым среди подобного рода картин стало «Седьмое путешествие Синдбада», вышедшее на экраны в 1958 году и положившее начало его популярной трилогии. Эта адаптация арабских сказок для американского зрителя по сей день считается классикой покадровой анимации, и именно она побудила стать постановщиками спецэффектов Фила Типпетта и Кена Ролстона. Режиссерское кресло Шнеер и Харрихаузен доверили занять Натану Юрану, с которым они уже сотрудничали во время создания «20 миллионов миль от Земли». Но до сих пор остается загадкой, как им удалось заполучить к себе в команду гениального композитора Бернарда Херманна, написавшего музыку к таким шедеврам, как «Гражданин Кейн» и «Психоз». Кроме того, на пользу картине сыграло участие актера Кервина Мэтьюза, который настолько хорошо представлял себе те образы, с которыми его позже совмещали, что даже умудрялся смотреть прямо в пустые глазницы ожившего скелета в мастерском исполнении Харрихаузена.

Хроники Харрихаузена
Фильм пользовался успехом не только у зрителей (при бюджете в $650 тысяч он собрал более трех миллионов), но и у критиков. Например, в журнале «Variety» уделили особое внимание покадровой анимации: «Кервин Мэтьюз создаёт Синдбада притягательным, скорее более сдержанным, чем бравурным; Кэтрин Грант прелестна в роли принцессы; у Торина Тэтчера достаточно зловещий для колдуна взгляд... Но это не тот фильм, в котором игра актеров имеет большое значение. Это в первую очередь зрелище, действие происходит быстро и почти бесперерывно. Рэй Харрихаузен, который отвечал за визуальные эффекты, выступает как главный герой этого произведения».

Хроники Харрихаузена
Картина пользовалась успехом не только в Штатах, но и в СССР, где была выпущена повторно в кинопрокат в 1977 году и привлекла аудиторию в количестве 37,8 миллионов человек. Всего за два выпуска его посмотрели в СССР 70,1 миллионов зрителей. По результатам повторного проката фильм занимает 64-е место среди зарубежных фильмов в советском кинопрокате.

Хроники ХаррихаузенаПри работе над «Седьмым путешествием Синдбада» Шнеер уговорил Рэя застраховать руки на миллион долларов. Это была первая цветная картина Харрихаузена, и она принесла ему новую головную боль в виде зернистости изображения, получаемого с помощью рир-проекции. Примечательно, что модель скелета, с которым Синдбаду пришлось драться, позже принимала участие в создании «Ясона и аргонавтов» (вот только какая из семи - не помнил уже и их создатель). Кроме того, в сюжете задействованы Циклоп, дракон, женщина-змея и птица Рух. Кстати, для создания этих монстров Рэй вдохновлялся гравюрами Гюстава Дорэ и в шутку сравнивал себя с Парацельсом, мечтавшим создать Гомункулуса.

Хроники Харрихаузена
Экранизацию знаменитого романа Джонатана Свифта под названием «Лилипуты и великаны», появившуюся на экранах в 1960 году, Рэй уже снимал в Европе, куда он вместе с Шнеером перевез все свое производство для того, чтобы быть ближе к местам, где они часто работали. Это позволило применять в работе желтый экран, освещенный специальными лампами, что было нереально сделать в США, где правами на такое производство владела только студия «Дисней». С помощью этого экрана и специальных камер, заряженных двумя видами пленки: цветной и черно-белой, одновременно могли снимать актеров и производить блуждающую маску для последующего комбинирования изображений. В «Лилипутах и великанах» немного покадровой анимации из-за того, что большинство миниатюр были сыграны живыми людьми в специальных декорациях. Когда же Кервин Мэтьюз оказывается в мире великанов – он сам становится лилипутом (и опять никаких кукол). И снова актер отлично воспроизводит интерактив с предметами, которых не видит (среди них гигантская белка и крокодил). В этой картине также использована технология усиленной перспективы, когда предметы в кадре выглядят разного размера, а на самом деле – просто находятся на разных расстояниях от камеры.

Хроники Харрихаузена
В 1961 году Харрихаузен обратился к творчеству другого писателя-фантаста Жюля Верна. «Таинственный остров», по сути, является продолжением диснеевского фильма «20 тысяч лье под водой». Правда, Рэй довольно вольно обошелся со знаменитым сюжетом. Узники острова встречают краба (мастер разместил каркас из арматуры с шарнирами в раковину настоящего краба и подвесил ее на тросах), цыпленка, пчелу (три пчелы у него получились из одной благодаря блуждающим маскам) и осьминога, и всех отличает гигантизм (своеобразный прощальный привет мастера эпохе гигантов, которыми славились 50-е), а сами сцены мастерски анимированы. Помимо этого, здесь впервые превалируют персонажи, которые существуют не только в качестве связующего звена между сценами со спецэффектами, но и обладают характером и собственной историей.

Харрихаузен придумал также, как совместить актеров и анимированных покадрово монстров в динамике. К примеру, когда персонаж бросает копье в монстра, при использовании рир-проекции или фронт-проекции, оно, конечно же, исчезает за куклой, не причиняя ей вреда. Рэй решил добавить кукле идентичное копье соответствующего размера в тот момент, когда оно скрывается за спиной монстра. Плюс путь «движения» кукольного копья внутрь тела животного также анимировался покадрово. Так появилась иллюзия единства актера и кукольного монстра на экране.

Хроники Харрихаузена
Следующим фильмом Рэя стал мифический эпос «Ясон и аргонавты», который вышел на экраны в 1963 году. Эта картина по праву считается вершиной его творческой карьеры и мастерства, а основана она на путешествии Ясона за Золотым руном. Многие сцены из фильма до сих пор пробирают до дрожи благодаря особой мифической ауре. Вот перед нами оживает гигантская бронзовая статуя Талоса, а следом мы видим нападение гарпий и богов, наблюдающих за Ясоном с Олимпа. Но, безусловно, вершиной фильма является сцена битвы аргонавтов со скелетами.

Хроники Харрихаузена
Это очень сложный эпизод, включающий несколько анимированных персонажей, одновременно находящихся в кадре, которых, к тому же, еще надо было совместить с живыми актерами, снятыми ранее. В среднем аниматор создавал всего 13 кадров за рабочий день, а вся трехминутная сцена заняла у него четыре с половиной месяца работы! Уникальность этих семерых костлявых бойцов также заключена в том, что их щиты используют в своем дизайне изображения других существ, воссозданных Рэем Харрихаузеном, включая гигантского осьминога и голову Имира.

Хроники Харрихаузена
Хотя «Ясон и аргонавты» поначалу задумывался, как сиквел «Седьмого путешествия Синдбада», и должен был называться «Синдбад в эпоху Муз». По замыслу Харрихаузена, действие картины должно было разворачиваться в Древней Греции, а главным героем мог стать Синдбад, примкнувший к походу аргонавтов. Кроме того, на ранних стадиях разработки сценария аргонавтам предстояло встретиться с монстрами-близнецами Сциллой и Харибдой, трёхглавым псом Цербером и кентавром. Но этому всему не суждено было сбыться, что, в общем-то, и хорошо, ведь и без этих сцен и идеи фильм получился пусть и наивный, но великолепный. Что и подметил Том Хэнкс, когда в 1992 году вручал Харрихаузену специальный «Оскар» за вклад в развитие кинематографа: «Многие считают «Гражданина Кейна» лучшим фильмом всех времен и народов, другие говорят - это «Касабланка», а для меня лучшим фильмом на свете был и остается «Ясон и аргонавты»».
Хроники Харрихаузена
После успеха «Ясона и аргонавтов» Харрихаузен в 1964 году помог Натану Юрану в создании экранизации «Первых людей на Луне» Герберта Уэллса, в которой, благодаря мастеру, космонавты встречались с селенитами и хищными растениями.

Хроники Харрихаузена
Затем он вновь обратился к своим любимым динозаврам. Сначала, в 1966-м, появился «Миллион лет до нашей эры» - ремейк черно-белого фильма Хэла Роуча, который не нуждается в представлении. А спустя три года появилась недооцененная зрителями «Месть динозавров», чья идея появилась еще тогда, когда Харрихаузен сотрудничал с Уиллисом О'Брайеном. В фильме присутствует мастерски анимированная сцена битвы между тираннозавром и слоном, над которой Рэй работал пять месяцев (!). Но, к сожалению, зрительский интерес к подобным темам уже сошел на нет, и хороший в целом фильм не добрал в прокате.

Хроники Харрихаузена
В 70-х Харрихаузен вернулся к сказкам про Синдбада: в 1974-м появилось «Золотое путешествие Синдбада» (занимает 71-е место по посещаемости среди зарубежных фильмов в советском кинопрокате), а в 1977-м - «Синдбад и Глаз Тигра». Оба были намного слабее первой части трилогии, а последняя и вовсе изобиловала чудачествами сценариста, включая пирамиду во льдах. Но, тем не менее, его монстры были все такие же, как и прежде: живые и запоминающиеся. Во второй части радовали глаз крылатый демон, кентавр, статуя многорукой богини Кали и грифон, а в третьей - Минотавр, саблезубый тигр и однорогий питекантроп.

Хроники Харрихаузена
Сам мастер так отзывался о своих монстрах: «Я всегда старался подарить своим персонажам какую-то привычку, которая делала бы их живыми. Например, один из скелетов всегда смотрит на землю прежде, чем сделать шаг. Я всегда обдумываю физическое состояние персонажа. Например, в «Золотом путешествии Синдбада» Кали двигается необычно, это из-за ее центра тяжести, а Талос, которого все время критикуют за странные негибкие движения, двигался так именно потому, что его суставы заржавели».

Хроники Харрихаузена
Последней картиной с Харрихаузеном в качестве постановщика спецэффектов стала вторая часть его мифической дилогии - «Битва титанов», увидевшая свет в 1981 году. Перед нами легендарные персонажи древнегреческих мифов: Пегас, Калеб, Кракен, Цербер и великолепная Медуза Горгона, которую Рэй создал, вдохновившись скульптурой «Персей убивает Медузу». Медуз было изготовлено две: маленькая кукла и отрубленная голова в натуральную величину с вращающимися глазами и извивающимися волосами-змеями. Кстати, на студии долго и упорно обсуждали, нужно ли одеть ее в бюстгальтер. На оригинальных эскизах у нее было нечто, скрывающее грудь. Но в фильме она обнажена, и у нее есть даже волосы в подмышках.

Хроники Харрихаузена
Во время съемки этой картины Рэй впервые нанял двух ассистентов, так как из-за большого объема работы не успевал закончить ленту в срок.

Хроники Харрихаузена
Спустя много лет мастер признался, что не ожидал того, как долго будут жить его фильмы: «Ведь тогда все было совсем иначе. Эти фильмы считались фильмами категории «Б», фантастику всерьез никто не воспринимал. Это сейчас снимают многомиллионные блокбастеры, а тогда мы финансировались по остаточному принципу».

Наследие

Хроники Харрихаузена
Имя Рэя Харрихаузена всегда было в почете у начинающих молодых кинематографистов. Многие режиссеры не забывали о ветеране и приглашали его в свои фильмы. Рэй несколько раз появлялся в камео в комедиях Джона Лэндиса, а, кроме того, его можно увидеть в ремейке «Могучего Джо Янга», вышедшем в 1998 году.

Хроники Харрихаузена
Последнее время его часто приглашали на встречи с поклонниками. Особенно чтили его в Сан-Франциско - неофициальной столице индустрии спецэффектов. Именно здесь расположена штаб-квартира ILM – знаменитой компании, чьи спецэффекты можно наблюдать во множестве голливудских блокбастерах. В Сан-Франциско находится и студия Фила Типпетта – поклонника Харрихаузена и покадровой анимации. Дружба Рэя с ILM началась тогда, когда Джордж Лукас и Стивен Спилберг, преклоняющиеся перед талантом Рэя Харрихаузена, организовали его первый приезд в офис ILM, сделав первую встречу эксклюзивной – только для работников студии.
Хроники Харрихаузена
О Рэе снято немало документальных лент, в том числе и «Пришельцы, драконы, монстры и я» - доскональное исследование творчества аниматора. Помимо этого, самые ранние работы мастера, снятые им в гараже, были выпущены на DVD, так что при желании их можно увидеть воочию.

Хроники Харрихаузена
Его творчеству было посвящено немало выставок. Сразу после выхода в прокат «Битвы титанов» была смонтирована видеопрограмма, посвященная его чудовищам. Кроме того, в Музее Современного Искусства были выставлены его куклы, что представляется доказательством того, что Харрихаузен - признанный современниками Художник. А в июне 2003 года на Голливудской аллее Славы была открыта звезда Рэя Харрихаузена.

Хроники Харрихаузена
Среди поклонников мастера не только Стивен Спилберг, Джордж Лукас, Тим Бертон, Питер Джексон и Джеймс Кэмерон, но также Джо Данте, Стэн Уинстон, Рик Бэйкер и многие другие талантливые кинематографисты. В его честь назван ресторан в пиксаровском мультфильме «Корпорация монстров». Да и Рэй Брэдбери частенько упоминал своего друга в своих произведениях. Но его не стало почти год назад...

Хроники Харрихаузена
Теперь этот бренный мир покинул и Рэй Харрихаузен, создатель незабываемых чудовищ, наделенных характером и душой. А вместе с ним безвозвратно канула в Лету и эпоха гигантов, которые создавали кино своими руками.

В заключение, предоставляем слово тем, которым маэстро спецэффектов оставил свое наследие.

Ник Парк: «После того, как я увидел его по телевизору, я отправился в собственную студию снимать динозавров из проволочной вешалки, пенопласта и старых маминых колготок... По моей шкале он всегда будет королем пошаговой анимации».

Джордж Лукас: «Рэй вдохновлял всех, кто связан с индустрией визуальных эффектов. Искусство его ранних фильмов, на которых многие из нас выросли, служило настоящим вдохновением. Без Рэя Харрихаузена, вероятно, не было бы «Звёздных войн»».

Питер Джексон: ««Властелин колец», это мой «фильм Рэя Харрихаузена». Без любви длиною в жизнь к его потрясающим созданиям и историям эта лента никогда не была бы создана. Мною, по крайней мере... Его терпение и стойкость вдохновили многих из нас».

Фил Типпетт: «Я всегда говорю парням, с которыми работаю (уже над компьютерной графикой) – делайте, словно Рэй Харрихаузен».

Стивен Спилберг: «Рэй, ты навсегда останешься нашим источником вдохновения».

Джеймс Кэмерон: «Думаю, каждый из нас, практиков на ниве научно-фантастических и фэнтезийных фильмов, чувствует, что мы стоим на плечах гиганта. Если бы не вклад Рэя в общие мечты, мы не были бы теми, кто мы есть».

Терри Гиллиам: «То, что мы сейчас делаем с помощью компьютеров, Рэй умел делать задолго до этого. Руками».

Хроники Харрихаузена

Ссылки по теме:

Оживляй и властвуй

Паранорман приручил калифорнийских зомби

Вспоминая Брэдбери

«Холодная война» и трансформации образа России на западном экране


Макс Милиан

При создании статьи были использованы материалы журнала «Видео-асс» и сайтов «Киноэффекты. Визуальные эффекты в кино» и «Фильм Про».

фотографии

Обсуждение

анонс