Законы мульт-истории

Кино-Театр.РУ

Анимация с Машей Терещенко

Законы мульт-истории

22 декабря, 75 лет исполнилось писателю Эдуарду Успенскому. И, конечно же, никто не будет удивляться, почему эту дату я отмечаю в анимационной колонке: все знают, что на русскую анимацию Успенский повлиял не меньше иных режиссеров.

Законы мульт-истории
фото: Союзмультфильм

Недавно, помогая Сергею Капкову собирать материалы для второго выпуска Энциклопедии отечественной анимации, я брала интервью у анимационных режиссеров, работавших при СССР. И интересно было наблюдать, как и в каком контексте всплывает в этих разговорах имя Успенского. Например, Майя Бузинова, создавшая на студии "Экран" совместно со своим мужем Иосифом Доукшей множество блестящих сказочных мультфильмов объяснила, что многие интересные сценарии и сказки приходили на студию "Экран" через Успенского. Так появилась и серия мультфильмов про «Дядюшку Ау»: «Был Успенский, который приходил и, по-моему, даже работал художественным руководителем «Экрана» какой-то период, - рассказала Бузинова. - Автор сказки «Дядюшка Ау» - Хане Микеле - был его знакомым, и потом Успенский же написал сценарий».

Дядюшка Ау
фото: Гостелерадиофонд

Или вот еще, реплика художника Татьяны Колюшевой по поводу мультфильма «Баба-яга против!»: «Это был популярный фильм, его с удовольствием смотрели. Когда есть Успенский, все всегда получается, у него все интересно».
Все – не все, но среди фильмов с участием Успенского хитов – зашкаливающее количество. Помимо таких хрестоматийных примеров, как «Чебурашка» и «Трое из Простоквашино», есть еще и упомянутая «Баба-Яга против!» и сюжеты из «Веселой карусели» («Антошка», «Рыжий, рыжий, конопатый»), и серия «Про Веру и Анфису», и «Ивашка из дворца пионеров», и «Наследство волшебника Бахрама», и кукольный «Следствие ведут колобки», и даже «Пластилиновая ворона», в которой использованы стихи Успенского. Таких блестящих анимационных сценаристов можно не много назвать. Пожалуй что, помимо Успенского, Александр Курляндский, Григорий Остер, Михаил Липскеров и еще, может быть, Генрих Сапгир (тоже блестящий анимационный автор, однако более преуспевавший в более взрослом кино: «Мой зеленый крокодил», «И мама меня простит»).
Конечно, нужно понимать, что сценарий или литературная основа в мультике решают не все, и именно в фильмографии Успенского есть лучшая иллюстрация данному утверждению: серия фильмов «Дядя Федор, пес и кот». Эта трилогия всего на три года опередила «Трое из Простоквашино». Сегодня же забавно и поучительно смотреть «Экрановскую» версию любимой истории: вроде все то же, моментами даже слово в слово, а не работает.

Дядя Федор, пес и кот
фото: Гостелерадиофонд

И все же литературная основа для популярных мультфильмов значит много, и это особенно очевидно в сегодняшней русской мультипликации, которая, в первую очередь, страдает от недостатка хороших сценаристов.
Так каким же должен быть хороший сценарий для популярного мультфильма (хочется специально оговорить, что в случае с авторской, фестивальной анимацией критерии будут совсем другие)? Пожалуй, чуть ли не главным оказывается наличие яркого и интересного персонажа. Примерно так же, как в игровом кино или ТВ-сериалах, где люди проще всего «западают» на интересного актера (будь то Хью Лори в «Докторе Хаусе», или Брюс Уиллис в «Крепком орешке»). Сегодня мультипликационные студии чувствуют это очень остро, и именно из этого ощущения (а не только от стремления создать пиар-шумиху) возникла мода приглашать супер-звезд на озвучку блокбастеров. Так к обаянию экранного образа добавляются еще и яркие голосовые характеристики. Порой голос становится не менее важен, чем литературная и изобразительная часть: трудно представить, кем бы стал Матроскин без голоса Табакова, или, например, домомучительница из "Карлсона" – без голоса Раневской.

Законы мульт-истории
фото: Союзмультфильм

Именно образ героя хранится в памяти дольше всего, когда забываются уже сюжетные тонкости. Герой же дает возможность делать сколь угодно много продолжений к истории. Мэри Поппинс или Питер Пэн, Винни-Пух или Чебурашка – про этих персонажей можно снять миллион погонных метров, помещая их в разные ситуации и наблюдая за их поведением. Но самое замечательное, что эти продолжения не обязаны разворачиваться на экранах: полюбившись ребенку однажды, воображаемый герой становится участником детских игр, другом и собеседником для малыша, примером для подражания, наставником или, напротив, образцом того, как не нужно себя вести.
Законы мульт-истории
фото: Союзмультфильм

Иногда бывает, что даже одного интересного персонажа достаточно: помещаешь его в обычный мир, и все волшебным образом озаряется. Но чаще от анимационного сценариста (автора) требуется придумать еще некий особенный мир. Как, положим, в «Чебурашке». Вот, что говорит на эту тему режиссер тетралогии Роман Качанов: «Когда я в 1967 оду прочел повесть Э. Успенского «Крокодил Гена и его друзья», то ни Чебурашка, ни крокодил Гена не произвели на меня большого впечатления. Мне понравился город, в котором без всяких условий жили вместе люди и звери. Вот так, запросто, моим сосем по дому мог оказаться крокодил, который работает в зоопарке» (из книги «Мудрость вымысла» под редакцией С. В. Асенина, М., 1983).

Законы мульт-истории
фото: Союзмультфильм

О важности интересного экранного мира говорит и американский коллега Качанова – глава Pixar и руководитель студии Disney Джон Лассетер. «Я обращаю внимание на два момента. Во-первых, в чем будет главная эмоция, сердце фильма. Это основание, фундамент истории. И это всегда про то, что происходит с главным героем, как он растет, развивается, чему он учится. А во-вторых, я смотрю, насколько хорош мир, в котором разворачивается действие. Классный ли он, хочется ли в нем задержаться, является ли он чем-то таким, чего я раньше не видел. И если я нахожу и сердце истории, и привлекательный мир, то я говорю: «Да, это потрясающе». Например, Эндрю Стэнтон предложил в свое время идею «В поисках Немо» — про рыб, про подводный мир. А я много лет увлекаюсь дайвингом, много раз погружался с аквалангом на глубину, я знаю, как это красиво, и сразу понял, что это отличная идея. И я опять же не видел до этого подобных фильмов. Одним словом, вот эти два момента — самые важные. Потому что это базовые вещи для разработки проекта, и их уже нельзя будет изменить в процессе работы. Тогда как сюжет, характеры, шутки — все эти вещи будут меняться по сто раз». (Источник)

Как становится понятно из слов Лассетера, «мир» - это не всегда что-то абсолютно фантазийное. Обаяния проекту может придать, например, необычная локация, то есть изображение экзотической или просто трудно-достижимой страны (если вспомнить, множество советских мультфильмов или даже фильмов строились вокруг фантазийного образа какой-нибудь европейской державы – Франции, Англии – которая вызывала любопытство, но была недостижима для советского гражданина). Или даже интерьер обычной квартиры, показанный под необычным углом. Отличный пример – сериал «Том и Джерри», в котором привычный человеческий мир показан с позиции кошки и мышки, что сказывается и на размере предметов, и на отношении к ним. Немалое количество серий буквально построены на этом парадоксальном ракурсе, например, один из самых знаменитых эпизодов сериала «Маленький сирота», в котором вечно голодный племянник Джерри норовит поглотить все, что находится на праздничном столе хозяев квартиры.

Баба-Яга против!
фото: Гостелерадиофонд

Разумеется, два этих момента – яркий герой и мир, в котором он живет, - только фундамент для создания анимационного фильма. Однако фундамент – совершенно необходимый. Пожалуй, и не назовешь популярного мультфильма, в котором бы не присутствовала хотя бы одна из этих составляющих, а чаще – можно увидеть их обе.
Любопытно, что именно анимация в принципе может обойтись без развернутого сюжета. Много примеров тому можно увидеть в старых мультфильмах, построенных порой исключительно на гэгах, то есть на череде забавных сценок, которые могут вовсе не складываться в какую-то историю. Подобные эпизоды есть и в «Том и Джерри», и в «Ну, погоди!», и в множестве других сериалов. Однако в последние десятилетия мультипликаторы редко обращаются к такому жанру, предпочитая чистой клоунаде крепкую повествовательную основу. Хорошо ли это – спорный вопрос. Довольно многие исследователи считают, что «литературщина» анимацию портит. Да и зрители часто не прочь просто позабавиться – отсюда такая популярность «Маши и Медведя» или, например, мини-сериала Log Jam, созданного нашим соотечественником Алексеем Алексеевым в Венгрии.

Log Jam
фото: Алексей Алексеев

Однако нужно понимать, что отсутствие сюжета не означает отсутствия конфликта. Таковым может стать одно крохотное предположение – например, о том, что медведь хочет почитать книжку, а Маша – поиграть с ним в фокусника. Эпизод «Фокус-покус» даже наполовину не был бы таким смешным и увлекательным, если бы авторы не снабдили героев таким разнонаправленными желаниями, а посадили вместе играть в волшебный сундук.
Впрочем, не буду превращать свою колонку в пособие для начинающих сценаристов – это ни к чему. Я всего лишь хотела сказать, что анимационный сценарист – профессия уникальная, и писать для анимации – совсем не то же, что просто писать, или даже сочинять истории под игровое кино. Увы, сейчас талантливых авторов на этом поле еще меньше, чем в советские времена. И от того еще больше начинаешь ценить работы Успенского. Это здорово, что у нас есть такие детские писатели, их замечательные книги, и мультфильмы, по этим книгам снятые.

Обсуждение

анонс