О Романе

Кино-Театр.РУ

Топы с Максом Милианом

О Романе

Есть мастера, которые определили дальнейший путь искусства. Будучи первопроходцами, они расчищают дорогу для будущего поколения, которое по-своему интерпретирует их находки и сюжеты. А затем эти художники, как кажется многим, отходят на второй план. Никто ж не задумывается над тем, что они копят в себе силы, наблюдают за жизнью и делаю свои, ни с чем несравнимые выводы. Опыт берет свое, и их новые творения подчас оказываются сильнее многих работ как собственных, так и чужих.

Подобное произошло, например, с Леонардо да Винчи, когда он после долгого перерыва нашел новую для себя тему в живописи. Таким образом появились в эпоху Возрождения «загадочные улыбки» Моны Лизы и других женских персонажей.
В кино такое явление также встречается. Второе дыхание обрел Брайан Де Пальма, создав «Черную орхидею». Триумф познал в свои семьдесят лет и Роман Поланский, когда его «Пианиста», повествующего о второй мировой, признали во всем мире.

И этому замечательному режиссеру сегодня исполнилось 75 лет. Солидный возраст, солидная фильмография, солидная биография…

Я не буду изливать здесь свои бесконечные восторги и ахи по поводу каждой картины Романа. Мне просто захотелось оценить его неоценимый в принципе вклад в кинематограф. Практически любая его работа была удостоена призов и открыла новое направление поисков киноязыка. Начиная еще с первой короткометражки, Поланский все время искал новый способ самовыражения, и ему это по большей части удавалось, несмотря на острую критику его картин.

Сейчас, когда за съемочным процессом, в основном, следит продюсер или даже актер, а режиссер посиживает себе на стульчике перед монитором, Роман Поланский остается одним из тех, кого с горечью можно назвать «последними из могикан». Он стремится вникнуть в каждую деталь, пусть даже и мелочную, кинопроцесса, порой выступая не только, как постановщик, но и как продюсер, сценарист и актер. Понимание актерской натуры позволяет ему найти подход к каждой «звезде», будь то Джонни Депп или Харрисон Форд. Любо-дорого наблюдать за его действиями на съемочной площадке (к сожалению, не в личной жизни, а только на экране, во время просмотра документальных кадров). Таких, как он, к сожалению, осталось мало, хотя и среди более молодого поколения есть творцы, которым интересен весь кинопроцесс (из наших, например, можно вспомнить Владимира Хотиненко, а из его коллег за рубежом – Квентина Тарантино и Роберта Родригеса).

Как актер, Поланский проявил себя в фильмах Анджея Вайды. Особенно хорош он в «Мести», но мне памятен также его образ в «Простой формальности» Джузеппе Торнаторе (того самого, который завоевал Святого Георгия в прошлом году за «Незнакомку»). На пару с Жераром Депардье они блистательно разыграли игру в кошки-мышки, и трудно сказать, кто кого переиграл в актерском мастерстве.

Из режиссерских удач вспоминается, прежде всего, «Ребенок Розмари», ставший пророческим для его жизни, но сейчас мы не будем о грустном. Этот мистический триллер, лишенный каких-либо эффектов, снят в лучших традициях Альфреда Хичкока, с которым Поланского, как и Де Пальму, нередко сравнивают из-за мастерского нагнетания страха и напряжения.
«Китайский квартал» стал новым словом в жанре «нуар», предопределив будущие поиски Лоренса Кэздана и других профессионалов своего дела. Примечательно, что небольшую роль - уголовника - сыграл и сам Роман, практически повторив образ, удачно найденный им в одной из своих первых короткометражек.

«Тэсс» внесла свежесть в манеру повествования экранизаций, а «Отвращение» стали изучать, как пособие по паранойе и шизофрении, на факультетах психологии. «Нож в воде» вошел в дискуссию на «водную тематику», начатую Рене Клеманом в шедевре «На ярком солнце». Что же касается «Бала вампиров», то эта картина вдохнула новую жизнь в вымирающий жанр.

Перечислять можно долго. Но режиссер, на счету которого два десятка снятых фильмов, считает, что именно к «Пианисту» он готовился всю свою сознательную жизнь. Ведь в этой картине запечатлено его мрачное детство в краковском гетто. В ней вся боль и горечь художника. В ней воспоминания о кошмаре, который все пытаются забыть.

Похожее случилось и со Стивеном Спилбергом, когда он решился на «Список Шиндлера». Своими детскими впечатлениями поделился и Джон Бурмен в «Надежде и славе». Но у них нет острого ощущения того, что это их воспоминания, переживания и страхи. Хотя я немного несправедлив к Бурмену, но его детство все же прошло не в военной Польше, а далеко от линии фронта.

Если в «Девятых вратах» Поланский задавался вопросом, кому служит искусство: Богу или Дьяволу, то в «Пианисте» он находит ответ. Пока есть такие картины, как биография Владислава Шпильмана, кино будет, пусть и совсем немного, светлым. В нем будут нуждаться многие, кто хочет знать всю правду о прошлом, пусть и субъективную.

Последним фильмом выдающегося режиссера на сегодня, если не считать одну из новелл альманаха «У каждого свое кино», стал «Оливер Твист», но это не значит, что он «исписался», начав снимать кино для детей. Мастер вновь копит силы для очередного прорыва. Хотя возможен и такой вариант, что он сказал нам все, что хотел. Но, несмотря на это, мы будем надеяться на его новые работы, которые вновь поразят нас в самое сердце, оставив после себя приятные воспоминания и много мыслей.

С Днем Рождения, маэстро!


С вами вместе поздравлял Макс

фотографии

Обсуждение

анонс