Предфестивальные итоги

Кино-Театр.РУ

Топы с Максом Милианом

Предфестивальные итоги

Так уж сложилось, что прошлый год прошел у меня под знаком кино, и я очень мало вспоминал про театр – от силы написал три-четыре рецензии, не более того. Поэтому и хочется мне подвести итоги именно ушедшего кинематографического года, тем более что сегодня состоится вручение национальной премии «Золотой Орел».

Но прежде все-таки следует вспомнить о спектаклях, увиденных мной между делом. Это «Любовь», «Потрясенная Татьяна», «Дядя Ваня», «Джексон моей жены» и «Арлекино», о котором я еще не успел рассказать, что исправлю в ближайшее время. Все постановки разные и по-своему талантливые, хотя есть среди них и фавориты (например, спектакли «Чеховской лаборатории» и «Практики»). Жаль, конечно, что не увидел настоящих премьер, но тут ничего не попишешь – я с головой погрузился в море кинофестивалей.

Среди последних особое место, безусловно, занимает ММКФ, чью программу я постарался осветить в дозорной, превращенной ненадолго в фестивальный дневник. Для меня это был настоящий праздник, хотя многие отрицательно относились к программе Московского Международного. Не хватало прорывов и эпатажа, но я радовался тому, что у меня появилась возможность лицезреть все воочию…

Фестивалей было много, и каждый запомнился лицами, картинами и своей особой аурой. Но не только ковровые дорожки занимали мой ум – я стал часто бывать на пресс-показах и съемках (например, мне на всю жизнь запомнилась поездка на площадку фильма «Сердце врага» в Пущино, а также впечатлили съемки «СМЕРШа», «Мишени» и «Индиго»).
Что касается самих фильмов, то среди всех просмотренных в 2007-м я особо выделяю всего несколько картин. Начать своеобразный обзор нужно, пожалуй, с иностранных лент, которые я не упускал возможности посмотреть, несмотря на обилие отечественной продукции.

Разумеется, как поклонник всего необычного (и это может быть не только арт-хаус!), я не могу не вспомнить о Дейвиде Линче и его «Внутренней империи». Он заставляет напрягать все мыслительные функции, что меня всегда радовало, хотя я и не всегда, признаюсь, его понимаю.

И, конечно же, я в восторге от проекта Тарантино и Родригеса под общим названием «Grindhouse». Такое могли придумать только заядлые киноманы, но довольно сложно сказать, насколько сильно повлияет их совместная работа на кинематограф в целом.

Порадовал меня также новый фильм Клода Лелуша «Железнодорожный роман». Одновременно серьезный и легкий, веселый и печальный, с прекрасными работами Одри Дана, Фани Ардан и Доминика Пинона… Зрители, кстати, его скоро смогут увидеть в широком прокате.

С российским кино все (как и всегда, впрочем) гораздо сложнее. Многие вещи вызывают умиление и радость, но почти в каждой много огрехов и недочетов. С течением времени уже не хочется серьезно воспринимать ни «Мертвых дочерей», ни «Параграф», ни «Любовь-морковь». «Изгнание» потеряло тяжелое очарование «Возвращения», а картины Андрея Кончаловского и Валерия Тодоровского вызывают порой удивление подростковой угловатостью. Вот что происходит с нашими новыми фильмами по прошествии нескольких месяцев.

И все-таки есть образцы, с которыми трудно соперничать. Я не буду сейчас твердить о Михалкове и его очередной номинации на «Оскар», так как не видел «12», и из-за этого у меня другие предпочтения, которые, кстати, совпали с мнением наших критиков. На днях они наградили главным призом шедевр Алексея Балабанова «Груз 200», и этот факт, наконец, примирил меня со всеми фестивалями, которые его проигнорировали (среди них, кстати, и «Золотой Орел», в чью программу он даже не был включен).

«Груз 200» почему-то принято называть трэшем или ужастиком, хотя за натуралистичными и жестокими сценами скрывается не бездна смыслов (не угадали…), а простая правда о нас самих, о нашем прошлом и настоящем, несмотря на отсылку к восьмидесятым. Похоже, все забыли те тяжелые времена - никому нет охоты копаться в грязи. И только Балабанов постоянно выкапывает все наши низменные стороны, что довольно чревато для него в настоящее время.
Режиссер показал нам те ужасы, что кроются за прилизанным фасадом, и должно быть стыдно тем, кто считает его лгуном. Даже от меня, порой страдающего потерей памяти, не укрылись многозначительные картинки из прошлого. И это не только километровые очереди, пустые прилавки и коллекция умирающих членов Политбюро. Это преследование милицией по дворам каких-то несчастных. Это избиение какого-то пьяницы среди бела дня опять же стражами порядка. Что-то это напоминает… Правильно, то же самое можно увидеть и сейчас. Мы никогда не менялись, как были «совки» - так и останемся до скончания веков. И каждый, кто придет к власти, будет также ездить на наших горбах, как и все остальные. А мы будем молчать, и даже подобные Балабанову не расшевелят омертвевшие мозги…

Еще пара фильмов, которые достойны внимания, вспомнилась мне. О них я уже говорил, и, тем не менее, они достойны лишнего упоминания. Это картина «Я остаюсь», ставшая последней работой Андрея Краско, и «Русалка» Анны Меликян, после которой заговорили о новой «звезде» - Маше Шалаевой.

Обе картины выделяются из целого ряда однотипных и необдуманных произведений, хотя милы по-своему «Кука», «Беглянки», «Слушая тишину», «Внук Гагарина» и «Одна любовь на миллион».

Кстати, о режиссерском дебюте Андрея Панина стоит поговорить отдельно, потому что с ним связана скандальная история... Как известно, родственники Юрия Гагарина подали в суд на создателей картины «Внук Гагарина» за то, что главный герой (негритенок!) порочит имя космонавта примерно такими словами: «Мой отец - сын Гагарина. А я его внук. Гагарин по миру мотался, баб всех… ну, в общем, понимаешь… без мата…». Нашли, к чему придраться…

Если так будет продолжаться (подобный же казус произошел с картиной Тиграна Кеосаяна «Заяц над бездной»), то скоро от нашего кино останутся только рожки да ножки.

Мало ли о ком могут говорить персонажи фильмов и книг! Представьте себе, что будет, если все мы начнем обижаться на использование своих фамилий (особенно такие, как я, - Петровы).

Так и видится мне будущее искусства, к которому уже сейчас прокладывают дорогу Ларс фон Триер или Андрей Звягинцев: пустое помещение с пометками «стол», «стул», «кровать» и два актера, избегающие любых жестов, прикосновений и упоминания конкретных имен. Вам нравится такая идея? Мне – нет.

Еще один тревожный звонок поступил в нашу студию...

Многие отечественные картины, заявленные как «блокбастеры» (например, «1612»), не оправдали ожиданий, провалившись в прокате. Что уж говорить о фильмах ограниченного показа, на производство которых ушла немалая сумма. Незавидная судьба у таких неплохих лент, как «Кука», «Кружение в пределах кольцевой»

Что же нас ждет в этом году?

Ограничение отечественного кинопроизводства? Жесткая цензура? Новые потери?
Прошлый год унес с собой Михаила Ульянова, Кирилла Лаврова, Александра Дедюшко, и новый в этом смысле не отстает. Но не будем о грустном, несмотря на то, что сегодня юбилей Высоцкого. Ведь кроме этого мы празднуем Татьянин день, а значит, надо поздравлять студентов и не простых, а из театральных и кинематографических вузов.

С праздником, и пусть все мечты сбудутся, особенно в мире искусства!


Итоги подвел Макс.

фотографии

Обсуждение

анонс